Рубрика: Экспедиция

Мезень: исполненный обет

«В Город Солнца мы вошли пешком, оставив «уазик» на въезде. Кругом деревья, как в лесу. Вот из листвы выступил домик без окон и дверей – электроподстанция. Прекрасно сохранился, будто вчера построили. Стену украшает надпись, выложенная красными кирпичами: “СССР – НРБ”». Дневники летней редакционной экспедиции 2021 года, продолжение (начало в №№ 889, 890). Верхнемезенск: каким был посёлок лесозаготовителей в годы его расцвета и что там сейчас. Деревня Макарыб: её обитатели и знаменитый арт-объект.

Мезень: исполненный обет

«Что звучит красивее: Павьюга или Тюга? Почему-то в этих местах у некоторых рек по два названия… По Павьюге проходит граница Усть-Цилемского и Удорского районов – мир староверский остаётся позади, начинаются земли традиционного православия. Но на самом деле мы всё глубже погружаемся в мир изначальный. Свою роль, конечно, играют и необыкновенная усталость (идти надо быстро и помногу, жара), и то, что продукты на исходе…» Продолжение рассказа о редакционной экспедиции (начало в № 889). Журналисты вспоминают поход тридцатилетней давности по тем же местам – по рекам и тайге Удорского района Коми. Это было настоящее испытание, на выживание…

Мезень: исполненный обет

Мезень-сестрица… Десяток лет назад мы проплыли по ней на лодке среднее течение, затем проехали по берегу в низовьях до устья. Знаем каждый её берег, каждый перекат. Нет, не каждый… В верхнем течении остался отрезок, который мы не «прошли». Как будто в родном доме оставалась комната, в которой ещё не бывал… Не пора ли, наконец, открыть её? Однако выбирать маршрут очередной ­­экспедиции следует не только по географической карте – не мешает заглянуть и в карту смыслов. Бог благословляет не количество пройденных километров, а то, ради чего ты отправился в путь. И я задумался: что значимого происходит сегодня со всеми нами? И понял: мы теряем… Мы потеряли страну, в которой родились; нет больше той, хотя бы относительной, социальной справедливости; нет прежней простоты и душевности в отношениях. Мы теряем близких, силы, время… Промысл Божий не только в достижениях и победах – и в утратах тоже. Прикидываю будущий путь и вижу, что поводов поразмышлять об этом будет достаточно: это и несостоявшийся «город-солнце», заброшенный Верхнемезенск, и новый, но оставленный храм, запустевшие деревни, развалившиеся фермы… (Начало рассказа о летней редакционной экспедиции 2021 года.)

Хождение за край

«Игумен Давид (Дубинин) ведёт нас показывать монастырь, и экскурсия длится недолго. Вот братский корпус, оттуда две дорожки ведут в Сретенскую церковь и в Троицкий собор, минимум надворных построек – и всё это окружено бревенчатой крепостной стеной. Живи и молись. Святой минимум. Кроме крепостных стен, обитель отделяет от мира ещё и естественная преграда – с трёх сторон его огибают реки Печенга и Намайоки. Двойная оборона, так сказать, от мирской суеты… в почти безлюдной тундре». («Хождение за край», дневники редакционной экспедиции. Окончание. Начало в №№ 861–866, 868–882),

Хождение за край

«Долину Смерти», куда мы едем, в советское время переименовали в «Долину Славы». Но видится мне, что оба названия не соответствуют тому, что здесь было и ради чего. Уж, конечно, не ради того, чтоб умереть, здесь сражались три года наши воины, и о славе они вряд ли думали: слава – это вообще внешнее, то, что приходит позднее, недаром славой «покрывают». Наверно, правильнее бы отразить в названии упорство, твёрдость духа, несокрушимость, назвать чем-то вроде «рубежа стойкости»… (Дневники редакционной экспедиции. Продолжение. Начало в №№ 861–866, 868–881).