Рубрика: Экспедиция

Белорусский рубеж

В Бородинском музее с каким-то особым чувством читаю обращение Наполеона к своим солдатам перед походом на Россию: «Россия увлечена неизбежным роком! Судьба её должна свершиться. Не почитает ли она нас изменившимися?.. Пойдём же вперёд! Перейдём Неман, внесём войну в Русские пределы». И ведь что характерно: произнесено это воззвание было 22 июня! Многозначительная, роковая дата в истории нашего Отечества.
Почитаем ли мы сегодня Запад изменившимся? Нет, конечно. Они всё такие же хищники, только в других одеждах. А вот мы изменились, и похоже, не в лучшую сторону.

БЕЛОРУССКИЙ РУБЕЖ

Времена такие, что журналистские дороги поневоле ведут на запад. На Украине мы побывали, на Донбассе тоже. Взгляд обращается на Белоруссию

Мезень: исполненный обет

Сколько раз такие умники предлагали нашему народу идти не поймёшь куда: кто-то желал нашим людям зла – иные из глупости, а другие из идеологических догм, отвлечённых схем, взятых из головы… Но народ двигался всё равно своим путём, Богом данным. Вечным и неизменным, как ход великой реки Мезень.

Мезень: исполненный обет

«Вместе с Оксаной Баклановой мы прощаемся с Сёльыбским деревенским музеем, с его хранителем, фельдшером Бушеневым и, едва выйдя, оказываемся перед… другим сельским музеем. “Родовой семейный музей деда Кесаря”, – поясняет Оксана». (Мезень: исполненный обет». Дневники редакционной экспедиции, начало в №№ 889–899. Мастерская художницы Оксаны Баклановой; прощание с д. Сёльыб; с. Чернутьево, – беседа с учительницей В. П. Аврамовой).

Мезень: исполненный обет

Оставляем лодку у причала и поднимаемся на взгорок мимо развалившегося дома с надписью на фронтоне: «1975».

– Надо бы разобрать, а то некрасиво, – словно бы извиняется художница, – но строение частное, белорус строил. Где теперь его искать?.. А вон там, где разваленный барак, жили родители моего мужа. Сами они из Сибири, из славного города Омска, а сюда попали по распределению – свекровь моя медиком работала. Вышли на пенсию, но возвращаться в Омск не захотели, так и остались в Сёльыбе.