Рубрика: Отчина

Виктор Васнецов

Вторая, заключительная, часть публикации о Викторе Васнецове посвящена главному труду жизни художника – росписи Владимирского собора в Киеве. «Самым удивительным в работе было ощущение присутствия Божия, иногда очень зримого. “Меня сохранил Господь”, – вспоминал Васнецов об эпизоде, когда сорвался с лесов, работая на огромной высоте, под самым куполом. Но зацепился холщовой курткой за железный крюк и остался жив. Это был образ всей его жизни, прошлого и будущего. Храм топился плохо, и художник легко в нём простужался, но голые стены постепенно заполнялись множеством образов, пустота отступала, сменяясь цветением красок. Самое потрясающее, конечно, васнецовская Богогородица…»

Виктор Васнецов

Васнецов – символ русского пути в живописи. Только ли благодаря «Алёнушке» или «Богатырям»? Нет, конечно. Это лишь одна из граней творчества Васнецова, совершившего то, что пытались сделать многие, но сумели только Виктор Михайлович и его ученик Михаил Нестеров. А именно – заполнить пропасть, выросшую между древнерусским искусством и современным, создав новую иконопись. В этом выпуске «Веры» – начало публикации о жизненном и творческом пути художника.

Колокола сурового края

Верхнекамский район на севере Кировской области – край чугунолитейного производства и лесозаготовок. Название райцентра, городка Кирс, происходит от коми-пермяцкого, означающего «крутой берег». Люди здесь – потомственные рабочие, которые приезжали сюда со всей России, иных же привозили, не спрашивая согласия: при Сталине это было местом массовой ссылки. Здесь приезжие смешались с коренным финно-угорским населением. В публикации нашего корреспондента, побывавшего в Кирсе, – рассказ о жизни города и прихода.

Меж двух столиц уездный городок

Сегодня в Вышнем Волочке сорок тысяч жителей – городок небольшой, но и не сказать, что маленький. В отличие от многих других старинных городов, он практически полностью сохранил свой исторический облик. Но вот в чём ему не повезло – много храмов было порушено. До революции было 28 храмов и часовен, сегодня же, не считая монастырских, осталось лишь три. Зато гражданская старина – площади, дома, планировка улиц, особняки – сохранилась хорошо, хоть фильмы из старинной русской жизни снимай.

Иконы и болваны

В начале XX века восточная граница расселения коми-ижемцев проходила по Оби. Тем удивительнее, что в наше время коми живут заметно восточнее – на Малом Ямале, между Обской и Тазовской губами. Оказались они там не по своей воле – были высланы, но освоились и, несмотря на малочисленность, сохранили язык и православную веру. Этим летом туда отправилась экспедиция из Коми научного центра. О ней нашему корреспонденту рассказал её участник – этнограф, кандидат филологических наук Олег Уляшев.