Рубрика: Отчина

Цилиба – святое место

Евгений Суворов

Былое / В конце XX века село Цилиба опустело, заросло, но не ушло в забвение – это место свято для православных. Здесь подвизался прп. Димитрий Цилибинский, здесь же мученически закончилась жизнь о. Константина Субботина – последнего священника села.

Возвращение в детство

Людмила Кучер

Отчина / «…Трассу заметает снежная крупа, белым туманом окутано всё вокруг. В белом мареве еле различимы фары встречных машин. Километровые пробки. За небольшой отрезок пути повстречались четыре машины, слетевшие в кювет. Всей машиной молимся святителю Николаю…» Так началось путешествие нашего на малую родину.

Бояться не надо

Владимир Григорян

70 лет Победы / Заснеженный Успенский Тихвинский монастырь, одна из главных святынь Русского Севера… В 2009 году по благословению священноначалия обители на её территории был установлен гранитный монумент, на котором высечены слова из Евангелия от Луки: «Чтобы возвратить сердца отцов детям». Поясняющий текст гласит: «В ночь на 9 декабря 1941 г. рота разведчиков 44-й стрелковой дивизии под командованием младшего лейтенанта Н. А. Моисеенко дерзновенной атакой выбила фашистский гарнизон из Монастыря, спасла его от разрушения…» Сегодня в рубрике «70 лет Победы» мы вспоминаем события той зимы.

«Я вернусь»

Владимир Григорян

Оказавшись в плену, солдаты часто умирают вроде бы без особых причин. Но причина есть – это несовместимое с жизнью отчаяние. Выживают те, кто беспредельно верит в себя, и те, в кого верит Бог… В рубрике «70 лет Победы» – размышления о плене и пленных на войне.

Жизнь на дне океана

Наталья Чернова

Во времена освоения Сибири мансийское поселение Шаим – обычная станция на тракте из Приобья на Урал. Здесь и храм, и шаман, верующий во Христа. А в советское время Шаим стал родиной первой сибирской нефти. Но и тогда в переделанный под дом культуры храм приезжали манси из окрестных сёл, ставили в нём свечи, клали жертвенный хлеб… О том, как сегодня живут здесь православные – в этом материале.

В краю оленеводов

Евгений Суворов

Считается, что Север наш землёй обилен, а людей здесь мало. Но у Бога каждый человек ценен, каждый народ, независимо от его численности. И если посчитать, сколько народностей живёт в нашей северной «пустыне», то впору даже говорить о перенаселении. Рассказ о православных коми- ижемцах, без которых невозможно представить Север России .

Хлеб епископа Алипия

Владимир Григорян

70 лет победы / О научном и человеческом подвиге нашего великого соотечественника: русский физиолог Алексей Алексеевич Ухтомский, он же – катакомбный епископ Алипий, умер в дни блокады, в августе 1942-го. Власти уговаривали учёного эвакуироваться на Большую землю, но он наотрез отказался, подписавшись: «Князь А. Ухтомский». На вопрос, почему он не уезжает, ответил: «Я должен закончить работу. Жить мне уже недолго, умру здесь».

Нашествие

Владимир Григорян

Молитвы горожан, их самоотверженность сплелись в покров столь прочный, что Господь смог опрокинуть упорного врага одним ударом. Взорвалось одно из шведских орудий. Этот чудовищный взрыв убил у королевской армии остатки надежды.

Свидетель века

Петр Иевлев

Редкое имя Авенир необычно часто встречается вдоль реки Лузы: в Лузском районе Кировской области и Прилузском районе Республики Коми. Причина такой популярности, как оказалось, в местном почитании последнего священника с. Лойма Авенира Баклановского.

Путь на Константинополь

Владимир Григорян

Как мало мы ценим своё предназначение! Царьград это прекрасно показывает. Разделение православного мира в первую мировую лишало смысла вступление в Константинополь.