Рубрика: Память

Холщовая ряса

26 августа не стало схииеромонаха Геннадия (Кочурова). Вспоминает о замечательном пастыре Владимир Григорян: «Не знаю, как передать его образ. Он попал к нам, казалось, словно откуда-то века из шестнадцатого, вышел из Святой Руси, чтобы повести за собой. Не призрак, живой человек, то серчает на что-то, то улыбается светло, чисто. Мы и шли за ним, не понимая до конца, насколько нам посчастливилось иметь такого пастыря впереди…»

Ферапонтовский человек

19 июня на 72-м году жизни в Санкт-Петербургской клинике отошла ко Господу мантийная монахиня Ново-Леушинского монастыря матушка Есфирь. Многие помнят её как Елену Романовну Стрельникову.
Вспоминаю нашу встречу на ступеньках лестницы внутри Вологодского епархиального управления. Лестница была светлой, Елена Романовна тоже была в светлом, и свет исходил от неё самой. Она была лёгкой, жизнерадостной, но толика горечи в её голосе тогда всё-таки присутствовала. Дело в том, что незадолго до нашей встречи Елене Стрельниковой пришлось выбирать между верой и любимым делом.

13 Куполов

27 мая после тяжёлой болезни скончался протоиерей Михаил Ильницкий. Ему недавно исполнилось всего 58. Наши читатели помнят его, надеюсь, – с ним в газете выходило несколько интервью («Храм на Филейке», № 509, февраль 2006 г.; «Служить я пришёл Богу», № 557, февраль 2008 г.). Всякий раз, направляясь из Сыктывкара в Киров, я заезжал в его храм на Филейке. Не всегда удавалось батюшку застать – он часто ездил в паломничества с прихожанами, сам сидел за рулём. При знакомстве он представился мне суровым и очень деловым церковным строителем, но мы быстро нашли общий язык. Внешняя суровость, по-видимому, была бронёй чувствительного сердца.

Свидетельства веры

Кажется, ещё не везде стёрлись с домов плакаты, призывающие к коммунизму, а между тем советская эпоха вместе с её свидетелями стремительно уходит. И уже нашим детям не просто будет объяснить то, как жили верующие во времена государственного атеизма. При храме Живоначальной Троицы в г. Троицке создаётся музей, который поможет сохранить память о церковном быте советской эпохи.

«Вот она – настоящая жизнь!»

Не перестаю удивляться, как она всё успевала? В родном селе Новленское Вологодской области учила основам православия детей и взрослых, опекала их. Строила храм, за который получила не одну церковную награду. Была заботливой и любящей матерью, женой, бабушкой. В последние два года жизни, будучи сотрудницей Вологодского института развития образования, она много ездила по стране на православные семинары по «Истокам» – её приглашали выступить… И бесконечно всем помогала, сопереживала, молилась…