Рубрика: Чтение

Послевоенная Пасха

Помню себя с трёх лет. Сальнаволок – карельская деревня на мыску, впадающем в Белое море. Большая пустая изба. Мать посадила на печь: «Не слезай, упадёшь. Да и холодно на полу. Я быстро…» На печи полумрак. В картонной коробке у стены котята с только что открывшимися глазами. Беру одного, кладу себе на колени. Малыш дёргается, припадает к тёплой ноге и затихает. Рядом на стене большие овечьи ножницы. Я уже видел, как ими стригут овец.

Дни последние

Всю ночь Пелагея не могла сомкнуть глаз. В голове гудели мысли, без спроса роились образы, душа болела, раскалывалась на части. Глухую физическую боль чувствовала внутри Пелагея, будто раздели её душу догола и морят то жаром, то холодом. Это была её последняя ночь в родном гнезде, на Смоленщине.

Над всеми небо

День рождения отметили в домашних условиях и, как всегда, втроём. Муж и сын подарили Марине очередное колечко с бриллиантиком, накрыли богатый стол с икрой и дорогими закусками. Наелись так, что Марине дышать стало нечем, пришлось расстегнуть пояс на платье. Давно пора заняться своим весом: сто пятнадцать килограммов – это вам не шутка.

Женька-«Ангара»

На её шее – тонкая серебряная цепочка с небольшим православным крестиком. Вокруг распятия ещё одно украшение – колечко. Она говорит, мол, обручальное. Да вот только не серебряное оно. Это кольцо с чекой от гранаты. Однако девчонка не врёт, они действительно с этими кольцами венчались в церкви.

Осень – она моя…

Новый директор школы вызвал Маргариту Петровну прямо с урока.

– Я уважаю все ваши заслуги, – сказал он ей, – и тем более уважаю ваш солидный возраст. Хоть женщинам о возрасте говорить и не принято, вам я скажу прямо. Сейчас везде тенденция и основной курс на молодёжь… – произнёс директор и опустил глаза. – Как говорится, молодым везде у нас дорога…

«Ему стыдно», – подумала Маргарита Петровна…