Рубрика: Чтение

Горшок с самшитом

«Я бы не стал отпускать его одного», – отхлебнув кофе из чашки, проговорил Олег. Жена собирала со стола и рассеянно спросила: «Почему же? В сиделке папа не нуждается пока. А море ему полезно». – «За ним надо присматривать. Он всё время один, и это влияет на психику» – «Почему один? Он часто встречается с Корнеем Корнеевичем, они друзья». «Катя, я не хотел тебе сразу говорить… Ты только не пугайся. Этот Корней – он дерево». «Какое дерево?» – «Не знаю. Липа, ёлка, берёза». – «Ты что-то путаешь. Они же общаются.» – Телепатически! От дерева исходят голоса, а это не шутки». – «Папа тебе сам сказал? Мы недавно разговаривали, он совершенно нормальный». – «Ты не замечаешь странностей, потому что реже его видишь. Сначала он попросил меня привезти школьный учебник по биологии. Потом купить Библию»… Редкий жанр в нашей газете – фантастический рассказ.

Кошка Мышка

Год назад, встречаясь с Владимиром Крупиным в его домашней обстановке («В гостях у Крупина», «Вера», № 798, февраль 2018 г.), трудно было представить, что кошка русского писателя, которая мешала беседе, уважать себя заставит – станет литературным героем. Так-то вот, шутки плохи с писательскими кошками. Тем более если у кошки такое грозное имя – Мышка. Владимир Николаевич прислал в нашу редакцию серию рассказов о ней, которые и печатаем.

Последняя охота

«…Вдруг впереди он увидел большую птицу, которая бежала от него, волоча по траве широко распущенное крыло. “Коричневатая, с рыжинкой. Тетёрка, значит. От птенцов отводит…” Николай навёл на неё ружьё…» В новом рассказе Владимира Яцкевича – история с выездом на охоту на Пинеге, изменившая человека

Старуха

Днём она долго-долго сидит на стуле перед окном с двойной зимней рамой. Серый свет из окна, немигающие глаза, высокий стул красного цвета – согбенная старуха на нём занимает столь несоразмерно мало места, словно она тут совсем ни к чему, случайно… Вошедший человек может окликнуть её, но старуха никак не отзовётся на голос – лицо её неизменно застывшее. Кажется, сейчас она бесконечно растягивает слова-мысли: повернуть голову, посмотреть, кто вошёл… Но не находит конца этим мыслям. Если выйти и оставить дверь открытой, то и тогда не изменится лицо её, оно не вздрогнет, не шелохнётся.

Как регент хора стал китобоем

После литургии наши прихожане ввиду праздника помолились и батюшка благословил «ястие и питие». Все чинно расселись за столы. Ведь сказано, что трапеза – это продолжение молитвы…