Рубрика: Чтение

Из литературного наследия Людмилы Яцкевич

«“В войну у меня погиб на фронте старший сын, – вспоминала она, – мой первенец. Я сильно убивалась о нём: плакала день и ночь, работу забросила. Тут приходит наша бригадирша Анна и давай стыдить меня: – Разве только ты одна сына потеряла? А все бабы работают, все на сенокосе. Но я её не слушаю, реву. Тогда она зачем-то и говорит мне, да так горячо…” (Народная легенда о прп. Антонии Черноезерском, которую я услышала от своей родственницы Великониды в детстве)».
В память друга нашей редакции Людмилы Григорьевны Яцкевич публикуем частичку её богатого литературного наследия, в которое входят народные рассказы и бывальщины, пословицы и поговорки, размышления автора о родном языке и культуре.

Защита

Дети рождались друг за другом через год, и одни мальчики. Когда родился шестой ребёнок, им дали вторую квартиру. Грузовик, на котором работал Александр, фирма отдала ему в виде зарплаты за всё лето. Он был старый, но надёжный. Теперь Александр стал частником, сам себе хозяин. Набирал заказы, а потом развозил кому стройматериалы, кому песок, гравий и т.д. Не забывал и про монастырь. Если что нужно подвезти – никогда не откажет.

Рояль

Сперва обзвонили друзей, знакомых, комиссионные магазины. На все предложения – «Нет, спасибо!», «Не надо». Иногда поясняли: «К сожалению, квартира маленькая». Или: «Магазин и так переполнен».
Развесили объявления: «Предлагаем рояль в хорошем состоянии. Бесплатно». Последнее слово выделили крупным шрифтом. Но и по объявлению никто не отозвался.

Последняя точка

Уже вечер. Моя любимая комната, в которую я вернулась, – как же я её ненавижу! И всё, что с такой радостью до замужества приобреталось: письменный стол, тахту, книжные полки, книги, книги… Всё, всё ненавижу! В отчаянии обвожу взглядом стены. Обои. Выбирала. Тогда понравились. Сейчас готова их содрать. Да и вообще всё ободрать, раскурочить, выбросить! Вот возьму и сделаю! Это командует разбушевавшееся сердце. А голова холодная. Зачем? Никто не поймёт. Испугаются.

Из записок «Не сообразуйтеся веку сему»

Господь хочет омыть, обновить человека, но современные Адамы и Евы не желают меняться даже внешне, уподобляясь юродивым в бане: разденутся, коснутся водички и надевают на себя прежние грязные одежды. Мало кто, приходя в Церковь, оставляет прежние свои взгляды, привычки – жизнь.