Рубрика: Чтение

Тату для Тимура

…2015 год, Крым, город Саки. На густонаселённом пляже я арендую лежак и любуюсь видом на море. Время от времени названивает сын с вопросами вроде: «Мам, а где моя синяя футболка?»
Пока я объясняю, со счёта списывается стоимость трёх футболок. Что поделаешь, роуминг.
Вечереет. Вдруг вижу прогуливающегося по пляжу мужчину, забинтованного от головы до пят. Примерно так на иконе выглядит Лазарь Четверодневный. Мужчина, как привидение, прогуливается по берегу, а потом исчезает.

У ручья

«Зоя переглянулась с отцом. Видно было, что тот напряжённо размышляет. “Хорошо, – сказал он наконец. – Мы вам будем очень благодарны, если вы привезёте нам кое-что из продуктов”». Это фантастический рассказ о ближайшем будущем. Идут гонения на православных, кругом тотальная слежка, христиане прячутся в лесах: антихристианский «рай» построен. Герой рассказа далёк от веры – и может ли что-то изменить его взгляд на жизнь?..

Учёный и литератор

Удивительно, когда профессиональная техническая или какая-либо естественнонаучная деятельность органично перетекает в творчество – литературное или художественное – и обратно. Это много говорит о человеке. Одним из таких уникальных наших авторов уже многие годы является вологжанин Владимир Яцкевич. Он постоянно занят научно-техническим творчеством, международные призы получает, но и литературное творчество не забывает… Читайте очередной его рассказ…

Благословение

«…он, наконец, вспомнил! Конечно, в ту пору старик был много покрепче и побойчее и вид у него был не как сейчас – беспомощный и жалкий, а строгий и недоступный. Это же владыка Ферапонт! Викарный архиерей из города, в котором родился Одинцов… Флегонт, ликуя, что память не дала сбоя, даже напружинился весь, готовый конвоировать старика куда надо… “Вы епископ Ферапонт?” – отомкнув замок, прямо с порога громко спросил Одинцов… “Да, – глухо ответил он и перекрестился на красный угол, где перед иконами тускло мерцал огонёк лампады. – Вот и мой черёд настал”. Владыка стал тихо произносить слова молитвы». (Рассказ священника Николая Толстикова «Благословение»).

Возвращение

«Я лежал с открытыми глазами, вспоминая прошедший день. Впереди – два выходных. И оставался вопрос, который, как глубокая заноза, не давал мне покоя: “Неужели я не скажу правду: кто я есть, зачем приехал и отчего умер Александр Иванович? Неужели обману этих, уже близких мне, людей, которые были так искренни, так откровенны? А то, что я не сказал правды священнику, – это как?”» (Окончание повести Сергея Васильева «Возвращение». Начало в №№ 835, 836, 837).