Рубрика: Чтение

Всё относительно

Один человек часто молился: «Мне так тяжело жить. Дай мне, Господи, крест по силам». И вот однажды было ему видение. Стоит он в пещере, заполненной множеством крестов – и размера, и вида, и веса разного. Здесь кресты и золотые, и каменные, и деревянные, и из соломы. Явился ему Ангел и говорит: «Выбирай для себя любой». Он долго искал и нашёл простой деревянный крест. Спросил Ангела: «Можно, я возьму вот этот?» «Ты выбрал тот, который у тебя есть», – ответил Ангел.

Баловень судьбы

Сам Котэ, или Константин Гвенцадзе, адвокат с 30-летним стажем работы, в этот момент был занят малокультурным занятием – подслушивал чужой разговор, обрывки которого доносились до него из другого конца зала. «…Везучий он, этот Котэ. По жизни как по маслу ехал», – рассказывала негромко толстая маникюрщица старухе-уборщице в подсобке, не учитывая акустики зала… «Женился выгодно. Жену с квартирой взял, – не замолкал прокуренный голос. – В доме у него стулья резные с мадоннами…»

Трудники

… по вечерам после тяжёлых дневных послушаний некоторые трудники «пацанского» склада ума устраивают тайные пьянки. Откуда у них берутся деньги на алкоголь? Возвращаются навеселе уже после отбоя, около 23 часов. Кто-то сразу идёт дрыхнуть, а некоторые остаются в зале перед входом в кельи, включают допотопный телевизор, который с трудом ловит два-три канала, и играют в домино. (Окончание повести «Трудники». Начало в №№ 784–785)

Стиляги

«Работал он шофёром самосвала, потому был нарасхват у местных жителей: то уголь привезти, то дрова, то картошку с поля… А потом Костя неожиданно стал стилягой. Мода на пёстрые рубашки и всклокоченные волосы, повсеместно охватившая крупные города, наконец докатилась и до их посёлка…» История простого советского парня, раздавленного, убитого миром. А Господь его принял. Поднял и понёс в Свои непостижимые для человека дали.

Трудники

В последующие три недели после их короткого диалога в первую ночь Серафим вплоть до своего изгнания из монастыря называл Володю Фрицем. Они ругались, мирились, просили друг у друга прощения, спорили о православии и чуть не подрались. По ночам свет от включённой Серафимом лампы по-прежнему не давал Володе спать… (Продолжение повести «Трудники». Начало читайте в предыдущем выпуске газеты, № 784).