Автор: Владимир Григорян

«Они крещены в нашу веру»

Скажем о том, как было положено начало Орешку. Случилось это после поражения Великого Новгорода. Со свеями тогда пришлось в который раз заключить вечный мир, уступив им три погоста в Карелии из семнадцати. Особой надежды, что противник остановится, не было, и закипела работа на Ореховом острове – там, где Нева берёт начало в Ладожском озере.
Свеям крепость была как кость в горле, и не только потому, что перекрывала доступ в Ладогу. Под защиту Орешка бежали православные карелы, не желавшие принимать католицизм.

Учитель учителей

В марте исполнилось 200 лет со дня рождения великого нашего педагога Константина Дмитриевича Ушинского. Кто не слышал этого имени? Таких немного. А кто знает о его судьбе, о его горячей вере в Бога и педагогической системе, основанной на любви к родине? Увы, с этим обстоит куда хуже. Не пора ли исправить такое положение дел?..

Чехов и война

Отношение Чехова к войне было, как нетрудно догадаться, крайне негативным. Он однажды то ли пошутил невесело, то ли всерьёз сказал, что правители начинают боевые действия со скуки. При этом искренне считал, что, когда заговорят пушки, он как врач должен быть рядом с ранеными соотечественниками.

«Да тем и утешишься»

Оршанка – ничем особо не примечательный райцентр недалеко от Йошкар-Олы, судьба которого переплетена с жизнью Вятской земли. Как известно, не стоит город без праведника, часто неизвестного людям. А вот Оршанке в этом смысле повезло: здесь знают и свою блаженную Любоньку, тайную схимонахиню Магдалину, и бабушку Симу, и других подвижников. Расскажем о них, а также о пастырях и мирянах Предтеченской церкви.

Выбор отца Александра

Наш рассказ – о военном священнике русской императорской армии архимандрите Александре (Вишнякове), казнённом фашистами в ноябре 41-го. Он был одним из тех славных пастырей, что с крестом в руках поднимали роты в атаку. В советское время прошёл через лагеря, став исповедником. Когда пришли фашисты, спасал евреев, в том числе бабушку Владимира Высоцкого. Прекрасной была его жизнь, мученической стала смерть в Бабьем Яру.