Автор: Владимир Григорян

«В домике»

“На днях прочитал военного корреспондента «Комсомольской правды» Александра Коца. К нему обратилась жена опытного хирурга-онколога, никогда прежде не служившего в армии. Восемнадцать лет стажа, бесчисленное множество операций. Несмотря на это, врача мобилизовали, отправив рядовым в мотострелковую дивизию в нарушение всех существующих правил. Попытки донести до военкома мысль, что это неправильно и незаконно, ни к чему не привели. Военком знает, что ему всё сойдёт с рук; прокуратура знает, что за молчание с неё никто не спросит. Контроль потеряло не только общество. Для государства контроль превратился в теоретическую возможность, оторванную от практики.

Начал разузнавать об ижевской трагедии, где от выстрелов шизофреника погибли одиннадцать детей и шестеро взрослых, ещё двадцать человек получили ранения. И чем больше читал об этом, тем меньше понимал я, почему подобные злодеяния так редки…”

Масло от лампады

Отец Роман Овсянников забирает меня из Няндомского музея, чтобы показать город. Няндома, надо сказать, невелика. Основанная в 1898 году как железнодорожная станция, она до революции украситься красивыми зданиями не успела, ну а в советское время архитектурой у нас баловали разве что большие города.

Апостол Алтая

В этом году будет сразу два юбилея, связанных с именем архимандрита Макария (Глухарёва) – алтайского миссионера, человека, сыгравшего огромную роль в появлении Синодального перевода Библии. В 2000 году он был прославлен в лике преподобных «за праведное житие, равноапостольные труды по переводу Священного Писания на алтайский язык и распространение на Алтае веры Христовой». В мае исполнилось 175 лет со дня его кончины, а 30 октября по ст. стилю исполнится 230 лет со дня рождения.

«Давай попробуем»

Когда мы с художником и искусствоведом Любовью Борисовной Горюновой беседовали о музее Спасо-Преображенской обители, имя игуменьи Софии (Розановой) было упомянуто не раз. Матушка обладала редким даром: всё, чего касалась, начинало расти, строиться, расцветать. Она была одной из тех, кто географическую Вятку преображал в Вятку удивительную и любимую. Очень захотелось с нею встретиться. Но не судьба. Её не стало на следующий день после нашего разговора с Любовью Борисовной. Заменить матушку Софию никто не сможет, но дай Бог, чтобы память о ней вдохновляла тех, кто продолжит её труды.

Первый и единственный

Они приехали в вологодское село Сямжа в конце девяностых, молодой священник Михаил Никифоров с ещё более юной супругой. С тех пор продолжаются их труды по возрождению православия в этом уголке Русской земли. Пока наш корреспондент разговаривает с матушкой Анной, беспрерывно кричит петух… а потом подходит дочка, которую надо собрать на встречу с ветеранами. Наше повествование – о жизни семьи священника.