Рубрика: Стезя

Дочь священника

Лет пятнадцать назад в кочпонском храме Сыктывкара были найдены медные крестики (несколько тысяч), пролежавшие под спудом около полувека. Спрятаны они были в начале хрущёвских гонений, когда власти добились изгнания из республики легендарного отца Владимира Жохова – возобновителя церковной жизни по всему Русскому Северу после войны. Мы писали про него не раз. Казалось, больше нечего сказать, но находился человек, который продолжал рассказ. Так случилось и в этот раз… Наш корреспондент беседует с художницей Ольгой Жоховой – дочерью отца Владимира Жохова.

«Мы привыкли…»

Жизнь в интернатах размеренна и монотонна: завтраки-обеды, процедуры, прогулки во дворе, обсуждение телепередач, занятие рукоделием…
Но осенью 2019 года привычный уклад учреждений системы социальной защиты населения России нарушила весть: к вам едут ревизоры! В отличие от гоголевских чиновников деятельность комиссий была направлена не на тех, кто обижает больных и сирых, а на… них самих. Задача – понизить степень инвалидности или вообще её отменить для как можно большего числа инвалидов.

Жил-был священник

Что о нём известно? Ничего. Нигде ни одного упоминания о пастыре добром – отце Василии Бороздине, прослужившем два десятка лет в Стефановском храме Устюга. Жил, верил, трудился, ушёл… Что осталось нам? Память? Кто сохранит её, как не самые близкие люди? Наш корреспондент встретился с вдовой священника, матушкой Галиной, и она поведала немало занятных – грустных и забавных – штрихов из жизни семьи священника в советские годы..

Портрет на фоне храма

Разве так важно, чем жили твои далёкие предки? Разве не достаточно просто поминать их имена? Но однажды, начав углубляться в перипетии судеб пращуров, в их радости и печали, начинаешь понимать что-то очень важное в себе самом… О том, что дал этот путь назад по времени, по родовой стёжке, пройденный современником, – в очерке «Портрет на фоне храма» .

Своя ноша

«Если стоишь в храме на литургии, – объясняет отец Андрей, – и не причащаешься, это как в гости зашёл: постоял у дверей – и до свидания. Литургия – это общество верных. У нас так и сложилось. Пятнадцать человек придёт, от десяти до четырнадцати причастятся. Все, кто может». «Где есть чаепития, там будет приход, – продолжает он. – За тридцать километров иные к нам идут пешком. И что? Пришли, отстояли службу и разошлись? Нет. Причастились, сели за трапезу». Наш корреспондент беседует с устюгским священником о. Андреем Игнатьевым.