Рубрика: Хронограф

С чужого стола

Помнится, «болонкой» назвали её сразу, как только она появилась у нас в 2003 году. Было в ней что-то куцее. Но все чиновники высшего звена утверждали тогда, что Болонской системе образования альтернативы нет: она объединяет всю Европу и российский студент, включённый в неё, сможет продолжить образование в любой из стран ЕС.

Время быть сильными

Покупал какой-то чебурек, не особо разбираясь в восточной выпечке, и чего-то в кошельке закопался. Продавец вдруг протянул мне покупку: «Бери просто так, брат». Никак не могу забыть его глаза, которые светились чистым, искренним братством… Неужели война на Украине так сплотила нас, россиян? И что же получается: теперь мне брат мусульманин, а те православные с русскими фамилиями, что на другой стороне, уже не братья? Беда в том, что на Украине напрямую Россия воюет не с американцами, а с русскими – почему и бои такие упорные. Подобное в истории уже было.

Страх и мучение

…если многие удивляются, куда с началом военной операции подевался ковид, то для меня очевидно: люди переключили внимание на другое – и оказалось, что сила коронавируса была дутой. Проблема была в головах людей. В первой половине мая мы с Михаилом Сизовым побывали в городе Нерехте, где  встретились с беженцами из Мариуполя. И вот что я вынес из общения с ними: то, в чём они жили в последние годы, был страх. «Совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение», – писал апостол Иоанн (1 Ин. 4,18). И люди страшно измучены. Запугивание на Украине и по сей день сковывает трезвую мысль, размягчает волю людей и тем самым позволяет власти лепить из них тех самых националистов, которым чужда христианская любовь…

Слёзы Божией Матери

Православные на Руси всегда с глубоким уважением относились к своим защитникам-воинам. Но и сегодня кто-то верит, что войны можно было избежать, другие считают, что это было невозможно. Кадры из зоны проведения специальной военной операции кого-то приводят в смятение, а кто-то, наоборот, через них в себе возжигает воинственный дух.

«Грустные лица»

Спустя почти месяц после начала военной операции на Украине я по-прежнему вижу «грустные лица». Их стало меньше после откровений жителей-заложников из Мариуполя о зверствах «Азова». Но ещё встречаются, в том числе среди духовенства. Они, уходя от конкретики, произносят великопостные речи о смирении перед Богом, «о милосердии к ближнему», о мире как высшей ценности и пр. Правильные слова. Но за этими словами, увы, часто любовь не ко Христу, а только к самому себе… Поясню.