Рубрика: Хронограф

Третий путь

Наблюдаю уже лет тридцать одно явление – приход в Церковь людей, которые верят в коммунистическую идею. Это началось ещё в 1980-е, а сегодня среди моих знакомых, которые верят в православный коммунизм, не только те, кто застал СССР, но и молодёжь. У нас с ними немало точек соприкосновения: это и вера в Бога, и неприятие капитализма с его античеловечными установками, и добрые воспоминания о том лучшем, что было в советское время. А хорошего было много, особенно после того, как закончились гонения на Церковь, ослабела монополия на истину. И всё же, сколь бы ни были мы близки, словно стеклянная стена остаётся между нами. Почему?

Сломанная колонка

Второй день без горячей воды. Сломалась колонка, которой всего-то год с небольшим. Ещё когда покупал, спрашивал у продавцов: «Хорошая?» – «Нет, нехорошая». Это наши продавцы. Кроме некоторых, вечных мальчиков в крупных сетях, обычно говорящие правду. «А хорошие есть?» «Больше нет, не выпускают», – отвечают. Говорю им про прежнюю, которая протянула довольно долго. «Эта фирма обанкротилась», – мрачно вздыхают мужики. «Потому что стали делать плохие колонки?» – «Наоборот. Потому что продолжали делать хорошие». Эта деградация касается всего: вещей, идей, людей. Боюсь включать телевизор, чтобы не утонуть в потоке нечистот…

Жертва непреходящая

«…Это тот батюшка, который ребёнка во время крещения покалечил?» – прервала меня близкий человек, который, точно знаю, такими новостями никогда не интересуется. А мне к слову пришлось упомянуть гатчинского игумена. Спрашиваю: «А ты-то откуда знаешь?» – «Видела где-то в бегущей строке, не помню…» Вот же как эту историю, случившуюся в августе, раздули – из каждого утюга о ней до сих пор вещают! Во-первых, никто никого не покалечил. В одной из гатчинских церквей игумен Фотий (Нечепоренко) крестил годовалого ребёнка полным погружением. Купель оказалась маловата, пришлось рукой погружать головку под воду. Ребёнок заплакал, мать кинулась отбирать его у священника…

Наука святых

Думаю, у каждого есть по жизни «свой» святой. Даже не один. Мне, например, не раз явно помогали на жизненных перекрёстках Николай Угодник и святитель Стефан Пермский. Но есть у меня первый «учитель», с которым ещё в молодости выстроились, можно сказать, личные отношения, – преподобный Леонид Устьнедумский, «пермцев просветитель». Узнал о нём во время одной из первых наших редакционных экспедиций по Северу, в 1995 году. В селе Озерское в церковь нас провёл о. Николай Ершов, ныне почивший. «Прикладываемся к иконе св. Леонида Устьнедумского, – записал я тогда в дневнике. – Возвращаемся в притвор. В левом углу стоит рака, на ней изображён блаженный Леонид Устьнедумский с закрытыми глазами. Мощи его находятся под спудом, глубоко в земле. Припадаем к образу его: “Угодниче Божий Леониде, моли Бога о нас”». С того времени начал я постигать науку учиться у святых.

Бог соединяет

Конфликт с Грузией – тема, мимо которой не пройти. За последние недели мне пришлось услышать много недобрых высказываний в адрес грузин. Очередная вспышка – не первая и не последняя. Конечно же, можно сказать, как говорят дети: «Они первыми начали». Но так как мы уже взрослые, думаю, нужно сделать какие-то выводы из случившегося.
Напомню, с чего всё начиналось.