Рубрика: Экспедиция

Новороссийский дневник

(Окончание. Начало в №№ 769-781)

Новороссийский дневник

«Вернувшись на Саур-Могилу, ополченцы стали разбирать завалы и обнаружили ранее неизвестное захоронение красноармейцев. Из братской могилы извлекли останки 82 человек. Их перезахоронили на территории мемориала, а по соседству вырыли могилы для ополченцев. Их было 17 – погибших в последние дни на разных участках фронта. Отец Сергий, настоятель Свято-Никольского храма города Снежнόе, совершил панихиду. Украинские пленные, которых привлекли для рытья могил, крестились вместе со всеми».

Новороссийский дневник

«Новороссийский дневник», продолжение редакционной экспедиции в Луганскую и Донецкую народные республики. В Донецке журналисты «Веры» поклонились мощам преподобного Илии Макеевского. И побеседовали с внучкой композитора Прокофьева, хирургом Талиной Прокофьевой – о войне как она есть.

Новороссийский дневник

«Когда начались военные действия, я колебался, уезжать или нет. Страшно было. Действительно, когда читаешь вечернюю молитву, где говорится: «Владыко Человеколюбче, неужели мне одр сей гроб будет», понимаешь, что это не образ художественный, а так на самом деле может случиться…»

«Новороссийский дневник», продолжение редакционной экспедиции в Луганскую и Донецкую народные республики. О храме за заводской проходной и о Первом Военном Госпитале ДНР.

Новороссийский дневник

Иверская обитель находится на окраине Донецка, у кладбища. Туда ездили в основном помянуть покойных и – в особых случаях – помолиться перед афонской чудотворной иконой Божией Матери «Иверская», именуемой «Вратарница». А сейчас вообще туда не ездят. Это же близ аэропорта, фактически на линии фронта. Может, удастся найти проводника, который там всё знает?..

Новороссийский дневник

Гуляя по Донецку, мы вышли на площадь Ленина. Михаил, держа в руке диктофон и о чём-то расспрашивая, шёл рядом с Дмитрием Трибушным, а я приотстал и плёлся за ними, вертя головой по сторонам. Точно. Та самая площадь, где я оказался 5 марта 2014 года. Но как же она не походит на ту, какой я её запомнил!..

Новороссийский дневник

(Продолжение. Начало в №№ 769-775)

Новороссийский дневник

В Луганске мы засели прочно. Пора бы уже в Донецк перебазироваться, где намечены «главные темы», но почему-то уезжать не хочется. Очень уютный город, как ни странно это звучит в военное время. Уютный – в человеческом плане. В Донецке-то люди более городские, такие же как в Питере или Москве. А здесь даже в солдатах видится что-то народное, сельское, не случайно здешняя армия официально называется «Народная милиция ЛНР».

Новороссийский дневник

Главная площадь Луганска, где проходят парады и другие официальные мероприятия, называется Театральной, поскольку примыкает к Русскому драматическому театру. А с другой стороны высится бывший обком, где расположились различные ведомства ЛНР. Туда на встречу с главой местного Союза писателей Глебом Бобровым мы и отправились. Тяжёлые двери в духе сталинского классицизма и с табличкой: «С оружием не входить».

Новороссийский дневник

Мы сидим, пожалуй, в самом мирном местечке Луганска – в кафе на старинной Казанской улице. То, что в стене этого здания зияет дыра, а напротив, через улицу, на домах видны пятна свежей штукатурки, быстро забывается. Война, обстрелы, смерти людей кажутся чем-то киношным, ненастоящим. Так уж устроен человеческий ум – не принимает он абсурда насильственной смерти. Даже если о ней говорят те, кто видел её в упор.