Рубрика: Старина

Монахиня, врач

«Редкий день мне не приходилось ездить ночью по деревням, не менее пяти подвод стояло в ожидании моего приёма, а это значит, что они целый день стояли во дворе амбулатории. Ну как было отказать?..» – вспоминала Александра Оберучева о годах служения врачом на Смоленщине. Подвижница, она смолоду поставила цель своей врачебной жизни – помогать простым крестьянам. Но впереди её ждал постриг…

Бремя свободы

Этой публикацией мы открываем цикл бесед с историками, этнографами, краеведами на актуальные темы нашего прошлого. Мы не испытываем иллюзий, будто бы существует одна правильная универсальная история, в отрыве от современного общества и человека, исследующего её. Поэтому и смысл такие публикации будут иметь только в связи с людьми – нашими собеседниками. Первую беседу мы решили провести с известным в Коми республике человеком – руководителем фонда «Покаяние» Михаилом Борисовичем Рогачёвым. Наверно, в каждом провинциальном городе есть фигура, одинаково приемлемая для «красных» и «белых», вне конъюнктуры и тусовки. Их мало, и одним из таких можно считать Михаила Борисовича. За то, что он выпустил два десятка томов, посвящённых репрессированным, осуществив беспрецедентный проект для России, – огромная ему благодарность.

Три вишни для княжны Марии

«С детства и до старости её звали княжна Мэри, в ней было что-то детское и родное всем. Трудно представить человека, не любившего её, разве что совсем уж законченного гордеца. Огромное состояние, оставленное дедом, было почти истрачено. «Мешало и пугало», – кратко ответила Мария Михайловна, когда её спросили однажды, куда же оно делось». Памяти первой фронтовой сестры милосердия Марии Михайловны Дондуковой-Корсаковой. (Окончание. Начало в № 835)

Откуда не возвертаются

В мае 2005-го на окраине Котласа началась отсыпка дороги гравийно-песчаной смесью. Когда люди увидели, что происходит, сначала не поверили своим глазам: повсюду виднелись человеческие кости, по которым двигались машины. Даже после смерти нет им покоя – многим тысячам крестьян, неизвестно за что раскулаченным. Читайте о пересыльном лагере Макариха…

Три вишни для княжны Марии

Место её упокоения было забыто, могилка заброшена после того, как ушли в вечность последние жители деревни Старые Буриги, знавшие и любившие княжну. Но сохранилась память, что она любила ландыши. По ландышам её и нашли у стен разрушенного Троицкого храма. Власти дали технику, за работу взялись приезжие добровольцы, краеведы, местные жители – пилили деревья, вывозили мусор. Из Петербурга прибыл железный крест, возле которого отслужили панихиду по этой святой душе – Марии Михайловне Дондуковой-Корсаковой.