Рубрика: Доброслов

«Не бойся, земля: радуйся и веселись»

Сижу на платном приёме у врача-аллерголога. Пришёл за двадцать минут до времени, указанного на номерке. Прождали с Андреем, нашим певчим, согласившимся меня подвезти, минут сорок. Но возмущения нет. Люди заходят, выходят – значит, там не бездельничают. Отношусь спокойно, по слову апостола Павла: «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе».

Злые духи нашего времени

Бог должен вернуться во главу угла, а нечистые духи изгнаны обратно, во тьму кромешную. Имя им, этим духам, – Светское государство, Эффективность, Европейские ценности, Толерантность, Права человека и так далее. Все они не то, чем пытаются казаться. Когда сторонники европейских ценностей, толерантности и прочего сожгли в Одессе несколько десятков ни в чём не повинных людей, никто не был наказан, не раскаялся, а мир отнёсся к случившемуся с безразличием. Это говорит о том, что всё, что на Западе декларируется, – ложь, а нам известно, кто отец лжи.

«Россия будет…»

Смотрел сегодня фильм про отца Иоанна Крестьянкина. Заканчивается он словами: «Россия будет такой, какой нужна Христу». Хотели подружиться с миром, предлагалось создать единое пространство от Лиссабона до Владивостока. Но Промысел Божий судил иное. Мир не захотел соединяться с Россией – уделом Пресвятой Богородицы. Мы всегда были разные, а в последние десятилетия расходимся всё дальше. Не потому, что меняемся, нет – меняется мир. Европа сегодня мало похожа даже на саму себя – ту, какой была тридцатьсорок лет назад.
У нас же, слава Богу, есть инерция, желание сохранить душевный покой. В России это очень важно.

Приезжайте, обнимемся!

Болезнь, больницы стали для меня чем-то вроде курсов повышения квалификации. Когда живёшь среди христиан много лет, забываешь, что там – за церковными стенами. Мне было хорошо; казалось, нас всё прибывает. И вдруг увидел, что в больницах верующих очень мало, почти нет – такое впечатление, что они почему-то не болеют.

Глядя из окна

Лежу в петербургской больнице, где мне пытаются спасти ногу от ампутации. Надеюсь даже, что уже спасли, но это как Бог даст. Последний раз был в этих местах в восемьдесят восьмом году, и ещё недавно город казался чужим. Тем больше обрадовался, когда начали звонить, приносить передачки. Нигде мне не одиноко, везде братья и сёстры, везде Господь посреди нас. И всё-таки, когда смотрю на большой город с десятого этажа и вижу внизу бесконечный поток машин, тянет меня в тёмный, холодный Визябож, ставший в последние годы моим приютом. Но и здесь, в больнице, свои преимущества – мало что отвлекает от молитвы.