Автор: Мария Сараджишвили

Пойди и возьми

В один из летних вечеров, когда вовсю стрекотали сверчки, глава семьи поставил вопрос ребром: пришло время подумать о потомстве! Лида замолчала и, как когда-то, замкнулась в себе, выйдя на кухню. Удивлённый таким поворотом, Бичико последовал за женой и нашёл её беззвучно рыдающей на кухонной табуретке. Очки, которые она носила с недавних пор, запотели… «Скажи, что, что не так? Чем обидел я тебя, родная моя?»

Ломка стереотипов

…Для себя я как-то давно взяла за правило разделять всех встреченных мной людей на две группы: возможные для общения и не совсем – так сказать, группа риска. К первой группе относились люди верующие, воцерковлённые, ко второй – все остальные. Руководствовалась я известной фразой: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых, и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе».

Окольными путями. Монолог православной

«Очень я Николая Чудотворца почитаю. И день рожденья у меня 19 декабря, и помогает он мне всячески. Тянуло меня всегда к Святителю абсолютно необъяснимо. К христианству пришла не сразу. Я из чисто еврейской семьи. Со стороны отца – венгерские евреи, со стороны матери – украинские. 1500 лет в нашем роду христиан не было, кроме моей бабушки Сары, в крещении Марии…» Рассказ Марии Сараджишвили

Нашла коса на камень

«– Я человек прямой, вилять не буду. И Господь не велит лукавить. Хоть и хорошо у вас тут, в Грузии, а всё ж вы, как люди, неблагодарные. Вы должны нам в ноги кланяться. А вместо того вы америкосам продались, в НАТО вступить хотите. Американцы – они хитрые. Используют вас и фигу покажут, – для убедительности Нина моментально складывает упомянутую комбинацию из пальцев и тычет в нос Лии. Лия, оторопев от жеста, тяжело дышит…»
Рассказ Марии Сараджишвили о труждной, полной искушений работе экскурсовода.

Сафьяновые сапожки

И вот как-то были у них в деревне посиделки. Туда все деревенские девушки сходились посидеть, поболтать. И Матрёна пошла. Местные парни как раз завернули. Решили они лучины потушить и в темноте подурачиться. Рядом с Мотей сел мой будущий дедушка – Василий Григорьевич Романов. Бабушка возьми и спроси у него басом, хоть сама была метр пятьдесят:
– Закурить есть?
– Есть, – отвечает дедушка и спичкой чиркает. Глядь, а перед ним девушка сидит. Он и спроси сходу: – Замуж за меня пойдёшь?
– Отчего не пойти, пойду, – отвечает Мотя.