Автор: Мария Сараджишвили

Окольными путями. Монолог православной

«Очень я Николая Чудотворца почитаю. И день рожденья у меня 19 декабря, и помогает он мне всячески. Тянуло меня всегда к Святителю абсолютно необъяснимо. К христианству пришла не сразу. Я из чисто еврейской семьи. Со стороны отца – венгерские евреи, со стороны матери – украинские. 1500 лет в нашем роду христиан не было, кроме моей бабушки Сары, в крещении Марии…» Рассказ Марии Сараджишвили

Нашла коса на камень

«– Я человек прямой, вилять не буду. И Господь не велит лукавить. Хоть и хорошо у вас тут, в Грузии, а всё ж вы, как люди, неблагодарные. Вы должны нам в ноги кланяться. А вместо того вы америкосам продались, в НАТО вступить хотите. Американцы – они хитрые. Используют вас и фигу покажут, – для убедительности Нина моментально складывает упомянутую комбинацию из пальцев и тычет в нос Лии. Лия, оторопев от жеста, тяжело дышит…»
Рассказ Марии Сараджишвили о труждной, полной искушений работе экскурсовода.

Сафьяновые сапожки

И вот как-то были у них в деревне посиделки. Туда все деревенские девушки сходились посидеть, поболтать. И Матрёна пошла. Местные парни как раз завернули. Решили они лучины потушить и в темноте подурачиться. Рядом с Мотей сел мой будущий дедушка – Василий Григорьевич Романов. Бабушка возьми и спроси у него басом, хоть сама была метр пятьдесят:
– Закурить есть?
– Есть, – отвечает дедушка и спичкой чиркает. Глядь, а перед ним девушка сидит. Он и спроси сходу: – Замуж за меня пойдёшь?
– Отчего не пойти, пойду, – отвечает Мотя.

Дань памяти

«В тишине подвала прозвучало негромкое: «Крещается раба Божья Галина…» Таинство прошло без помех. Священник покрестил всех 20 ребят и перед рассветом покинул подвал. Его путь лежал в лес – к партизанам. Утром распространилось печальное известие: на выходе из города отец Иван был задержан патрулём и тут же расстрелян. Местные жители похоронили его недалеко от того места. И до сих пор смотрят за могилой… Тогда, в январе 1943-го, трудно было предположить, что Галя, повзрослев…»

Полгода молиться

Жила-была девица Дарья, двадцати шести лет. Волосы русые, нос прямой, глаза сероватые, ушки маленькие, симпатичные. Собой ни толста, ни худа, нрава доброго, не глупая, не шибко умная, всего прочего понемногу – ибо когда чего чересчур, тоже нехорошо выходит. Закончила Дарья технический вуз и работала в частной строительной конторе за очень скромную зарплату.