Автор: Мария Сараджишвили

Сафьяновые сапожки

И вот как-то были у них в деревне посиделки. Туда все деревенские девушки сходились посидеть, поболтать. И Матрёна пошла. Местные парни как раз завернули. Решили они лучины потушить и в темноте подурачиться. Рядом с Мотей сел мой будущий дедушка – Василий Григорьевич Романов. Бабушка возьми и спроси у него басом, хоть сама была метр пятьдесят:
– Закурить есть?
– Есть, – отвечает дедушка и спичкой чиркает. Глядь, а перед ним девушка сидит. Он и спроси сходу: – Замуж за меня пойдёшь?
– Отчего не пойти, пойду, – отвечает Мотя.

Дань памяти

«В тишине подвала прозвучало негромкое: «Крещается раба Божья Галина…» Таинство прошло без помех. Священник покрестил всех 20 ребят и перед рассветом покинул подвал. Его путь лежал в лес – к партизанам. Утром распространилось печальное известие: на выходе из города отец Иван был задержан патрулём и тут же расстрелян. Местные жители похоронили его недалеко от того места. И до сих пор смотрят за могилой… Тогда, в январе 1943-го, трудно было предположить, что Галя, повзрослев…»

Полгода молиться

Жила-была девица Дарья, двадцати шести лет. Волосы русые, нос прямой, глаза сероватые, ушки маленькие, симпатичные. Собой ни толста, ни худа, нрава доброго, не глупая, не шибко умная, всего прочего понемногу – ибо когда чего чересчур, тоже нехорошо выходит. Закончила Дарья технический вуз и работала в частной строительной конторе за очень скромную зарплату.

Шестое чувство

Помнится, в неофитской нашей юности произошёл с моей подругой Диной такой случай. Её заприметил один стихарник, Дима, и стал оказывать вполне себе серьёзные знаки внимания. Конечно, по мере сил и возможностей. То иконку бумажную с двойным смыслом подарит (а на ней обязательно парные святые типа Петра и Февронии или Адриана и Наталии), то большую просфору персонально ей вынесет. И взгляды соответствующие, смиренно-целомудренные, которые шли обязательно в комплекте с розовеющими ушами.

Предательство и прощение

Это реальная история, рассказанная мне жительницей Тбилиси, только имена изменены. «Нас всех когда-то предавали. Думаю, и мы были не лучше. Вот и я долгое время не могла избавиться от обиды на жену брата… Но расскажу по порядку. Мы с Алёшей выросли в районе Тбилиси, который называется Африкой. Можно сказать, в чисто русском. Поэтому грузинский у нас был почти на нулевом уровне…»