Автор: Мария Сараджишвили

Учиться отпускать

Эка Лагвилава медленно брела по проспекту Чавчавадзе, бесцельно смотря себе под ноги. Весь окружающий мир померк и превратился в душащий чёрный смог, который плотным кольцом окружил её и мешал дышать. В мозгу стучала одна мысль: «Жизнь кончена, и каждый день – лишь продолжение этой пытки».
В голову лезли всевозможные способы, как побыстрее и менее болезненно эту самую пытку закончить.

Приятный глазу глянец

Шорена Илуридзе, мать пяти гиперактивных детей с возрастным разбросом от пяти до пятнадцати лет, наконец-то вырвала в своём плотном графике два благословенных часа и просматривала с чашкой кофе ленту Фейсбука. Занималась она этим нечасто, но сегодня муж Эмзар, мастер по ремонту холодильников, забрал всех пятерых детей к свекрови в деревню – «подышать воздухом». Домашние дела были переделаны и – о, чудные моменты истины! – можно посмотреть, как живут белые люди, прочесть умные мысли и узнать последние сплетни высшего света Грузии.

Три памперса

«Ты куда это столько памперсов несёшь? Внук, что ли, народился?» – «Какой там внук! Если бы! Я так влипла, что до сих пор не могу осознать размер катастрофы. Вроде у меня всё было продумано до мелочей с самого начала – и вот, пожалуйста… Ты же знаешь, я вышла замуж за Гелу, сделав строгий отбор среди моих женихов: человек без вредных привычек, при работе и квартире. Можно сказать, почти приличная семья…»

Пойди и возьми

В один из летних вечеров, когда вовсю стрекотали сверчки, глава семьи поставил вопрос ребром: пришло время подумать о потомстве! Лида замолчала и, как когда-то, замкнулась в себе, выйдя на кухню. Удивлённый таким поворотом, Бичико последовал за женой и нашёл её беззвучно рыдающей на кухонной табуретке. Очки, которые она носила с недавних пор, запотели… «Скажи, что, что не так? Чем обидел я тебя, родная моя?»

Ломка стереотипов

…Для себя я как-то давно взяла за правило разделять всех встреченных мной людей на две группы: возможные для общения и не совсем – так сказать, группа риска. К первой группе относились люди верующие, воцерковлённые, ко второй – все остальные. Руководствовалась я известной фразой: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых, и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе».