Рубрика: Рассказы наших читателей

У Баренцева моря

Я коренной мурманчанин и люблю город, в котором родился и вырос. Мурманск – город особенный. Он протянулся на 20 километров вдоль Кольского залива, а с другой стороны его ограничивают сопки. Летом мы, мальчишки, поднимались в сопки и оказывались в тундре, валялись на мягких кочках, объедались черникой и морошкой. В тёплые дни спускались к заливу, бегали по песчаному берегу, а во время отлива, закатав штаны, бродили по обнажённому дну, собирали зарывшуюся в песок камбалу.

Моё первое паломничество

В моей жизни не было поездки счастливее этой. Не хватит даже самых радостных слов, чтобы о ней рассказать. Поездка длилась неделю, но пролетела как одна минута, а помниться будет всю жизнь.

В ней было всё, что радостно душе и сердцу, которые стремятся к Богу. Молитвы и акафисты святым читали в дороге и храмах отцы игумены Марк и Силуан. Рядом находился сплочённый и воцерковлённый коллектив воскресной школы. За окном автобуса – моя Россия, многократно разрушенная и несчастная. И слёзы мои о ней, и молитвы, и раздумья…

Грех

Широкий солнечный луч надвое разрезал храм. Трое малышей, дети прихожан, с интересом протягивали в поток света ладошки, заходили в него, удивляясь и улыбаясь.
И опять внутри у Екатерины защемило: «Вот так бы и мои сыночки!» Как будто уже давно отпустило, заросло… но нет, боль осталась. Нет их. Куда они после того ужаса попали, где их душеньки?

Чудесная помощь святой Ксении

После ранней смерти жены Виктора мучили боль утраты и горечь одиночества – семья была бездетной. Поехал он помолиться святой Ксении Петербургской на Смоленское кладбище. Как в песне поётся, «Ксения блаженная, помоги, родная…». В часовне у её святых мощей Виктор попросил послать ему спутницу жизни – жену.

Приходские зарисовки

Леся любила помогать в храме, когда там дежурила Вера. Вера была худой, высокорослой, всегда спокойной, улыбчивой, скромной. Седые пряди, выбивавшиеся из-под её платка, она убирала костяшками пальцев, потому что пальцы всегда были намасленными от чистки подсвечников и в копоти от огарков свечей. Леся с Верой понимали друг друга без слов. Встретились, как говорится, два одиночества.