Рубрика: Почта

Вместе плыть по реке времени

Елена Григорян

Четверть века. Мы продолжаем знакомить читателей с письмами, приходившими в редакцию «Веры» за 25 лет её существования.

О «церковном мыле»

Елена Григорян

Продолжаем знакомить читателей с письмами, которые приходили в редакцию за четвертьвековую историю газеты.

Озарённые люди

Елена Григорян

К 25-летию газеты продолжаем знакомить читателей с письмами в редакцию «Веры».

«Если Ты сотворишь чудо, Господи…»

Почта

Здравствуйте! Меня зовут Анастасия, мне 28 лет, и я живу в небольшом посёлке в Ленинградской области. В своём письме я бы хотела затронуть тему обетов и рассказать вам историю, которая случилась со мной.

Благопожелания на пожелтевших листочках

Елена Григорян

В преддверии юбилея газеты «Вера» мы задумали новую рубрику: «Четверть века». О чём писали нам читатели, что волновало их в те годы, когда начала выходить наша газета?

Спешить делать добро

Р.Б. Фотиния пишет:

…Нас четверо женщин, и мы вяжем носки, варежки, шарфы, шапки для бездомных, ходим к психически больным, несём свет Христовой веры. Братья и сёстры из других городов! Может, и вы в своём городе и посёлке решитесь тоже что-то организовать во славу Божию…

«Нашему поколению все нужды достались»

Почта

«Много думаю рассказать добрым людям, пусть знают, как я жила свои 94 года.
Хорошо пожить не привелось…» — пишет в редакцию Александра Федоровна Белых.

Читатель – читателю: «Сколько радости у нас!»

Здравствуйте, уважаемая редакция и читатели газеты «Вера»!

«Зачем же ты позвала меня»

В редакцию пришло необычное письмо, эпиграф к которому можно бы взять из Евангелия: «Достойное по делам нашим принимаем. Помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие Твое». Здравствуйте, ребята! Долго думал, написать ли, и вот решился. Вдруг моё письмо укрепит в ком-то веру. Случилось так, что я уже давно не исповедовался и не причащался. Но молился, как мог, об укреплении веры. Так длилось года три. …Уранополис, видна Святая Гора Афон, и завтра я буду там. В простых семейных трусах в дальней части пляжа залез в теплейшую воду. Радовался, как дитя, долго плескался – и всё смотрел на Афон. В гостинице от радости напился в умат, очнулся в номере. Ужас: что я наделал! В общем, бесы в тот раз победили меня, зная мои слабости. Утром выхожу на Хиландаре с кучей сербов. Сербы очень любят русских. Давали мне читать помянник с тысячами сербских имён: я искренне читал и, как мог, просил Господа простить всех этих, неведомых мне, людей. Далее мне предстоял марш-бросок на Ватопед, это километров 15. Сербы дали в дорогу литр сухого вина. При 35-градусной жаре нести бутылку было тяжело, пришлось выпить. В Ватопеде видел о. Ефрема, ручку целовал, приложился к Поясу Богородицы, многим мощам. Ночная служба с 4 часов утра оказалась

«Никто не останется без помощи»

25 декабря – день памяти святителя Спиридона Тримифунтского. Уважаемая редакция газеты «Вера»! Я дала обещание святителю Спиридону, что расскажу о нём. У каждого христианина есть свой, особо почитаемый святой, к которому он обращается с просьбой о помощи, спасении. Моим самым любимым святым был и остаётся святитель Николай. В трудных житейских обстоятельствах, бесчисленных скорбях молюсь, прошу – и всё благополучно обходится. Сын не раз говорил мне, что, когда он ставит свечу перед образом св. Николая и смотрит на него, его почему-то начинают душить слёзы и ничего поделать с этим невозможно. Я рада этому – значит, душа ещё не очерствела, и за это надо благодарить Бога. Два с половиной года назад, в Великий пост, узнала, что в Никольский собор привезли мощи святителя Спиридона, Тримифунтского чудотворца. Приехали с внуком Димитрием. С трепетом прикладываюсь к святым мощам – и вдруг от святителя Спиридона я почувствовала такой ощутимый, хоть и лёгкий, толчок. Это было так неожиданно, что даже испугаться не успела. Отошла в сторонку, пытаясь осознать произошедшее. Знала, что такое случается, но чтобы со мной, великогрешной и недостойной!.. В душе появилась какая-то солнечная радость, я приняла это за добрый знак – что всемилостивый Господь дал мне ещё одного заступника. До тех пор я совсем ничего