Рубрика: Взгляд

«И это всё приложится вам»

Друг нашей редакции отец Максим Стыров поднимает актуальную тему о бедности и богатстве. Да, много несправедливости сейчас в нашем обществе, признаёт он. Однако убеждён в том, что, скажем, женщине при уходе за новорождённым надо не урезать доход до 40% зарплаты, а хотя бы сохранять на уровне обычного её заработка. Но только ли государство виновато в бедности? Нет!

Зачем они это делают?

В редакцию позвонил читатель, сказал, что собирается отказаться от услуг Сбербанка. И попросил разъяснить, в чём смысл «программы по цифровизации клиентов» этого банка. Попытался успокоить человека, что это пока ещё не «печать сатаны», но самому стало тревожно – ведь тоже пользуюсь электронными карточками. А кто сейчас ими не пользуется?

Заметки «ватника»

Сразу после выхода рождественского выпуска газеты довелось мне услышать мнения о статье «Ты нежная и женственная» (№ 819, январь 2019 г.), в которой вятский стилист Елена Масальцева рассказала о том, как одеваться православной женщине. Отклики настороженно-положительные, в основном от женщин. И только одно услышал от мужчины: «Православной одежды как таковой не существует. Есть два вида одежды – мужская и женская, главное – их не перепутать, а остальное уже детали».
Вроде бы и вправду проще некуда, и в Ветхом Завете чётко сказано: «На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие» (Втор. 22, 5). Но в обсуждениях среди православных можно столкнуться с жаркими баталиями на этот счёт.

Эксперимент продолжается

Тревожные события в жизни нашей Церкви продолжают происходить сегодня на Украине, поэтому мы продолжаем следить за ситуацией. Как известно, на Рождество украинские раскольники получили томос Вселенского Патриарха, объявляющий о создании новой Поместной Церкви на канонической территории Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Так разделение на Украине переросло в разделение уже всего православного мира. Несколько лет назад подобного развития событий никто не ожидал. Но закон Мёрфи ещё раз подтвердил свою истинность: «Если неприятность может случиться, она случится».

Мир, в котором мы живём

Однажды я путешествовал по загранице – однажды во всех смыслах, один раз в жизни туда и ездил, – и было мне в этой поездке и хорошо, и плохо одновременно. Вспоминался рассказ профессора Московской консерватории Вячеслава Медушевского о том, как Пётр Ильич Чайковский, увидев на улице Нью-Йорка русскую женщину, разрыдался от тоски по Родине. Сам я, когда оказался вне России, лучше понял страдания наших беженцев после революции. Командировка получилась интересной, да только на душе становилось всё муторнее: не хватало родной речи, привычных лиц, понятного, привычного мира.