Рубрика: Старина

Серёжина миссия

Лет тридцать назад прочитал я у Василия Розанова про японца Сергея Никодимовича Сеодзи, который принял православие и почти закончил Духовную академию в России, но потом вдруг передумал идти по стезе священнослужения и сделался офицером.
Розанов по этому поводу разразился красивой филиппикой, которая произвела на меня большое впечатление: «Украли бедного Серёжу Сеодзи! Украли у его японской цивилизации, похитили с его поэтического ландшафта, отторгли от семьи, вырвали из объятий матери, братьев, сестёр!»

Гибель «Новороссийска»

65 лет прошло со времени крупнейшей морской катастрофы в послевоенной истории СССР – гибели линкора «Новороссийск». Что это было – диверсия или несчастный случай? Но не этому традиционному разбирательству посвящён очерк нашего корреспондента. Автор увидел в том, как боролись за тонущий корабль, типичную для СССР систему безответственности, приведшую к краху великую страну.

Воспоминания Степана Мышкина

В апреле 2020-го мы опубликовали в газете воспоминания вятчанина Степана Ермолаевича Мышкина о войне. Прислала их в редакцию наша читательница, младшая дочь Степана Ермолаевича, Зинаида Ельсукова (Мышкина). Сегодня хотим представить вашему вниманию другую часть воспоминаний Степана Мышкина – о жизни деревни в довоенное время. Не ставя такой задачи, автор смог показать, кем был настоящий русский крестьянин, как он жил и благодаря кому же мы победили в страшной войне.

Церковь и призрак коммунизма

Для кого-то 1990-е «лихие», а для православных в нашей стране это «золотые годы»; для кого-то 1960-е – это «оттепель», а для Церкви нашей это мрачные годы гонений. Наш корреспондент попытался осмыслить, почему в СССР при Никите Хрущёве поднялась волна гонений на верующих. Ведь в годы войны они проявили себя настоящими патриотами Отечества.

20 Фактов об Аввакуме

13 мая 1666 года, на Церковном Соборе в Успенском соборе Кремля, во время Великого входа, Аввакум был расстрижен и проклят вместе со своим сподвижником диаконом Феодором. В свою очередь, Аввакум и Феодор при всём народе прокляли своих гонителей. «И бороду враги Божии отрезали у меня… Оборвали, что собаки, один хохол оставили, что у поляка, на лбу», – сердился Аввакум.