Автор: Сергей Поликарпов

Полынь

Фёдор Андреевич был церковным певчим. Пение владело всей его душой без остатка. К остальному – огороду, починке крыши, заготовке дров – он был равнодушен, считал всё это послушанием и постоянно находился в ожидании воскресного дня, не говоря уже о церковных праздниках, когда можно было отвести на клиросе душу.
Пел Фёдор Андреевич с раннего детства, всегда что-нибудь тихонечко мурлыкал: сперва пионерские песни, потом комсомольские, позже арии из опер, а когда начал ходить в церковь после внезапной смерти сына, дошло и до церковных песнопений.

В скорбях и печалях утешение

«И вот однажды псаломщик, придя задолго до начала утренней службы и зажигая ту самую лампаду, поднял глаза и… остолбенел. Икона, ещё вчера вечером тусклая и невзрачная, играла светлыми, яркими красками, словно только что написанная… Это было чудо. Случалось, конечно, и раньше в других храмах – иконы чудесно обновлялись, но чтобы за одну ночь…»
Документальный рассказ о том, как пришла в скромный храм на одном из невских островов Афонская икона Божией Матери, считавшаяся безвозвратно утерянной.

Вера

С Верой Васильевной я познакомился давно, когда ещё работал в церковной лавке. Лавка – это красиво сказано. Она представляла собой крошечный простенок между двумя витринами, арендованный церковным приходом в галантерейном магазине, и находилась возле самой входной двери, на сквознячке. Вера Васильевна – обычная питерская старушка, лет семидесяти, худенькая, скромно одетая, с синюшными губами на бледном лице и внимательными голубыми глазами.

Церковная лавка

За свою жизнь Сергей Константинович Поликарпов фактически нигде – ни в Интернете, ни в периодических изданиях – не публиковался. Надеемся, публикации его рассказов в “Вере” откроют людям этого замечательного русского православного писателя».