Автор: Мирослав Гришин

Один дома

Вот и остались позади шесть долгих месяцев арк­тического плавания. Ледо­кол «Ленин» ошвартовался у причала 92-й базы «Атомфлота», где отдыхают после тяжёлой работы во льдах атомные ­богатыри.

Как регент хора стал китобоем

После литургии наши прихожане ввиду праздника помолились и батюшка благословил «ястие и питие». Все чинно расселись за столы. Ведь сказано, что трапеза – это продолжение молитвы…

Иди и больше не греши

Это страшно, когда к горлу человека приставляют нож, чтобы резать. Но одно дело – смотреть это по телевизору, когда исламские бандиты режут горло заложникам, и совсем другое – когда нож приставляют к твоему горлу.
А было так.
Мы после вечерни прибрались в храме, попили чай с вареньем и баранками и стали расходиться. Хорошо тем женщинам, что живут возле храма, – легко домой добираться ночью. А мне нужно ехать на автобусе. К тому же мы заговорились о том о сём. Смотрю – скоро последний автобус отходит.

Арктика

Уже знакомый нашим читателям Мирослав Гришин прислал в редакцию заметки об Арктике, основанные на его личном опыте работы на ледокольном флоте. В его рассказах – будни заполярного мореходства и экстремальный случай, когда от самого гордого «полярного волка» непроизвольно вырывается: «Господи, помилуй!»

Как жить?

Володя, весь в бинтах, приподнявшись на локте, спросил у меня: «Хочу задать вам очень важный вопрос. Скажите, как мне теперь жить?» У Володи нет одного глаза, нет кисти правой руки, да и весь он порван-посечён осколками – непонятно, как выжил. Он в руке взорвал гранату, чтобы не сдаваться в плен чеченам. Те из бандитов, кто остался в живых, очухавшись после взрыва, подошли и сделали свой фирменный «контрольный выстрел» – в глаз. Добили. Но Володя с пробитым черепом и развороченными мозгами выжил. Кажется, что это невероятно. Тут явлено чудо Божье…