Автор: Людмила Гаргун

Дятлы и святой Трифон

Роскошный грецкий орех вырос возле нашего дома. Благодатно в его тени в жаркую пору. Ни одна муха не залетит под раскидистый покров, не зажужжит комар – фитонциды, излучаемые листвой, отпугивают. Но повадились навещать его дятлы. Летят и верещат от восторга заранее, предвкушая удовольствие. Их можно понять. Попробуй поскачи по стволам деревьев, заглядывая под кору, постучи клювом в поисках червячков. Кто сказал: не болит голова у дятла? Пожалуй, и заболит к концу дня. А тут на тебе: сытная добыча – никаких проблем.

На поленьях смола, как слеза…

Несколько лет назад довелось услышать по радио сообщение группы «Поиск»: под Москвой обнаружены останки защитников Родины, павших на подступах к столице в 1941 году. Среди них солдат Фёдор Котов из города Валуйки. Известен был адрес его проживания до призыва на фронт, но непонятно административное подчинение городка, относившегося до войны к Курской области. Патриоты-поисковики обращались к радиослушателям с просьбой донести сообщение о гибели солдата до его семьи. И вот я иду по названному адресу…

Дни последние

Всю ночь Пелагея не могла сомкнуть глаз. В голове гудели мысли, без спроса роились образы, душа болела, раскалывалась на части. Глухую физическую боль чувствовала внутри Пелагея, будто раздели её душу догола и морят то жаром, то холодом. Это была её последняя ночь в родном гнезде, на Смоленщине.

Вольная птица Таисия

Изнуряюще жаркий день клонился к вечеру. Освежая из лейки поникшие растения, я поглядывала на калитку. Дочь всё не шла, хотя ей давно уже было пора вернуться.

– Я здесь! – наконец бодро крикнула она, стукнув калиткой. Пробежала к крылечку с каким-то узлом, кинула на ступеньку.

– Странницу веду, – заявила, – староверку-раскольницу. Она там, на газоне, отдыхает.

Ошарашенная новостью, я прошла к крыльцу…

Раскаявшийся разбойник

«Доверившись Петру, приняла Кристина и его бытовую неустроенность, променяв областной центр на небогатое село, где у будущего супруга ни кола ни двора. …в ту пору даже отец не понимал выбора дочери, убеждал отказаться от шага, который ему казался опасным».