Автор: Людмила Гаргун

Сон о горящем обозе

Уже не встретишь, как бывало раньше, неугомонную Маргариту – ушла из жизни, унеся с собой память о прожитом. Репрессии, война, клиническая смерть – всё испытала она, так до последнего вздоха и не смирившись с потерями.
Даже имя носила чужое. Прокофьевной она была по удостоверению и в официальной жизни, и лишь только в храме она была сама собой – называли её Павловной, по имени отца.

По водам житейского моря, или О том, как мы помогаем друг другу

«На православном календаре Апостольский пост. Словно в море ступили мы в него после радостной Пятидесятницы, в житейское неспокойное море. Чтобы одолевать трудности с верой в Спасителя, как учил Он Своего порывистого ученика Петра. И как же необходима бывает в трудную минуту Божья поддержка, явленная через чьё-то тёплое слово, добрый совет…» Наш автор Людмила Гаргун рассказывает, как православные Белгородской области помогают друг другу.

Дятлы и святой Трифон

Роскошный грецкий орех вырос возле нашего дома. Благодатно в его тени в жаркую пору. Ни одна муха не залетит под раскидистый покров, не зажужжит комар – фитонциды, излучаемые листвой, отпугивают. Но повадились навещать его дятлы. Летят и верещат от восторга заранее, предвкушая удовольствие. Их можно понять. Попробуй поскачи по стволам деревьев, заглядывая под кору, постучи клювом в поисках червячков. Кто сказал: не болит голова у дятла? Пожалуй, и заболит к концу дня. А тут на тебе: сытная добыча – никаких проблем.

На поленьях смола, как слеза…

Несколько лет назад довелось услышать по радио сообщение группы «Поиск»: под Москвой обнаружены останки защитников Родины, павших на подступах к столице в 1941 году. Среди них солдат Фёдор Котов из города Валуйки. Известен был адрес его проживания до призыва на фронт, но непонятно административное подчинение городка, относившегося до войны к Курской области. Патриоты-поисковики обращались к радиослушателям с просьбой донести сообщение о гибели солдата до его семьи. И вот я иду по названному адресу…

Дни последние

Всю ночь Пелагея не могла сомкнуть глаз. В голове гудели мысли, без спроса роились образы, душа болела, раскалывалась на части. Глухую физическую боль чувствовала внутри Пелагея, будто раздели её душу догола и морят то жаром, то холодом. Это была её последняя ночь в родном гнезде, на Смоленщине.