Автор: Елена Григорян

Дело жизни Андрея Воронихина

В конце восемнадцатого века в российском искусстве и науке тон задавали западноевропейские мастера. И когда в 1799 году Павел I решил в центре молодой столицы выстроить огромный Казанский собор, свои проекты государю представили прославленные зодчие – Томон, Гонзага и Камерон. Но ни один из проектов царю не понравился… А тем временем русский архитектор Андрей Воронихин, услышав про грандиозный замысел императора, тоже набрасывал что-то в своей тетрадке, размышляя над обликом будущего собора. И случилось так, что его эскиз лёг на стол государю. Павел Петрович восхитился и тут же назначил Воронихина главным архитектором собора!

Чудо-мост над тихой речкой

В сказке северного писателя Бориса Шергина «Волшебное кольцо» герой, Ваня Доброй, за одну ночь построил хрустальный мост через реку. Встали утром люди – ахнули: что за диво?! Но то сказка. А случаются чудеса и в жизни. Воздушная переправа появилась этим летом между двумя деревеньками Архангельской области. С разноцветными дощечками, будто дорожка ковровая, а с приходом темноты даже светится! Сообщила нам об этом наша читательница Валентина Васильевна Бессонова.

Явленный в Додзе

«На Тентюковском кладбище, у Поклонного креста на могиле новомучеников, мы и встретились. Отец Фаддей был расстрелян в один день с тринадцатью членами «Священной дружины» – 15 сентября 1937 года – и, вероятнее всего, был похоронен в одной могиле с ними… Правнучки отца Фаддея Ирина и Нина, праправнук Алексей и супруг Ирины Владимир внимательно смотрят и слушают – для них сейчас важна любая деталь, ведь это будет помниться всю жизнь. Нина Владимировна держит в руках фотопортрет своего прадеда, и я замечаю, как все трое похожи на него…»
Ко Дню памяти жертв политических репрессий (30 октября) – очерк о том, как потомки расстрелянного священника из села Додзь чтут его память.

Про Ваню-шляпника и соломенную шкатулку

Солома – это стебель хлебного колоса, травяной сор. Ею покрывали избы, охапками натаскивали в хлев, чтобы коровкам было теплее и мягче, – до поры до времени на Севере только так солому и использовали. Но вдруг кому-то открылась красота этих золотистых стеблей. «Эге, – подумал он, – так и светятся! А податливы как – не крошатся в пальцах, не ломаются. Может, чего сплести из них?» Так и стала «солома» «соломкой» – чудесным материалом для плетения.

Русский Север возле Петербурга

Бывало, что в одночасье пламя превращало прекрасный храм в груду чёрных головешек, как это случилось год назад с Успенской церковью в Кондопоге. Но иногда происходит чудо – погибший в огне памятник деревянного зодчества возрождается во всей былой красе. Причём на новом месте!
Именно так и произошло с 25-главым Покровским храмом из деревни Анхимово на Вологодчине.