Рубрика: Стезя

Я люблю тебя, жизнь

«Вот так я и пришла к Богу». – «Так вы пришли в церковь, а к Богу как?» — «Тогда, на причастии, как запели заповеди блаженства: “Во Царствии Твоем помяни нас, Господи… Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся”, я как услышала, так слёзы и потекли: “Господи, неужели я нашла Тебя!”» (Очерк о прихожанке из Усть-Куломского района Коми).

Три главных события в жизни Георгия Казаринова

«Огромный промышленный пресс вдруг пошёл вниз, дробя руку человека, по недоразумению решившего что-то там подправить с заготовкой… Так начался путь к Богу моего собеседника Георгия Казаринова. Такое чувство, что мы знакомы много-много лет. Сильный, ясный человек, которому «больше всех надо»…» Корреспондент «Веры» побеседовал с уроженцем города Кирс Георгием Казариновым, прошедшим в жизни через многие испытания.

Что-то будет

Истобенск вырос на излучине Вятки шестьсот с лишним лет назад. Началось всё с городища, потом выросло богатое село. Достаточно посмотреть на два огромных сельских храма – Троицкий и Никольский, чтобы понять, как здесь жили. Не верится, что лишь век прошёл между прошлым кипением жизни и нынешним упадком. Да только ни времени, ни людям не переупрямить отца Иоанна Шаповала, назначенного сюда настоятелем. Восстанавливая церкви, отец Иоанн уверен, что они, подобно буксирам, вытащат Истобенск с той кромки, за которой начинается небытие.

Чай с горчинкой

В Церковь она пришла, будучи артисткой оригинального жанра в театре пантомимы. Однажды режиссёр сказал: «Мы не знаем Библию, давайте пригласим священника». Это были 90-е. А спустя несколько лет Эмма Леонидовна Павлова создала в Кирове православное издательство, которое получило имя «Буквица».

Золотой аккордеон Русского Севера

Памяти Анатолия Ивановича Иконникова

Живу

Когда врачи встречают в городе Анну Яковлевну Белых – их бывшую пациентку, то принимают её за плод своего воображения: померещилось, с кем не бывает. С таким сложным букетом заболеваний, как у неё, люди долго не живут. Но, словно отодвинув в сторону приговор врачей, Анна Яковлевна тихо и скромно отпраздновала в этом году свой 80-летний юбилей. Для столь почтенного возраста она выглядит свежо и молодо, и огонь в глазах выдаёт в ней человека, не утратившего интерес к жизни.

Сильная сила

«Я до сорока лет ездил на велосипеде, – смеётся Саша. – Идея водить машину была мне совершенно чужда… Но когда община большая, у друзей рождаются дети, а денег у верующих людей обычно немного, нужно, чтобы хоть у кого-то был вместительный автомобиль. Что-то перевезти, съездить вместе на природу, в паломничество…» Вятчанин Александр Солодянкин мечтал когда-то о лидерстве в лыжном спорте. А Господь судил ему иное – объединять вокруг себя православных людей.

Научи меня молиться, сестра

…Она рассказывала, что, когда лебеди прилетают, в их песнях – радость встречи с родиной, а осенью в них звучит печаль расставания. Каждую осень на прощание стая птиц, закрывая собою небо, несколько раз облетала всё вокруг. А она смотрела на великое таинство природы, плакала и благодарила Бога за сопричастность этому… Памяти Аллы Дмитриевны Колосовой. Лишившись обеих почек, она продолжала благовествовать детям и старикам и жила столь насыщенно, как это редко удаётся здоровым.

«Мои деды носили крест»

На рубеже 90-х Олег Арбузов был референтом владыки Вятского Хрисанфа, потом почти четверть века прожил в Англии, а недавно вернулся в Россию. «Приходит боль, начинаешь понимать, что не всё так просто. Не надо завидовать эмигрантам: для русского человека жить за границей – это изгнание», – говорит он. Мы встретились в кафе, где он сидел за стойкой с чашкой чая. Смотрелся безупречно, словно только что из офиса или со светского приёма, но чувствовалось – это обычный для него стиль. «Англичанин!» – улыбнулся мой спутник, познакомивший нас с Олегом. Но я не согласился. Точно так же выглядел мой дядя, тоже вятский. Люди с чувством собственного достоинства не были редкостью в СССР…

На виду у Господних небес

У книги «Дальняя обитель. Странствия по православным монастырям», изданной недавно в Архангельске, два автора – поэт Александр Росков и писатель Михаил Попов. Оба – уроженцы Русского Севера. Паломнические очерки и путевые заметки Михаила Попова тесно сплетаются в книге, как ветви деревьев, со стихами Александра Роскова, создавая живую изгородь. Книга получилась удивительно цельной из-за близости душевного настроя обоих авторов. Александр Росков уже никогда не сможет перелистать её страницы – в 2011 году поэт трагически погиб. «Господь призвал его помолиться вместе с заступниками земли Русской – Николаем Рубцовым, Серёжей Чухиным – за родную русскую деревню…» – сказал в беседе с корреспондентом «Веры» Михаил Константинович Попов.