Рубрика: Былое

Что и как праздновали в России

Действительно ли в наши дни слишком много праздников, как судачат об этом и возле крылечек, и в Госдуме? Всё познаётся в сравнении, а потому глянем, как обстояло дело во времена прежние.

Незримые нити

В № 801 в материале «Меж двух столиц уездный городок» о городе Вышний Волочёк красной нитью прошла тема дома Малышевых, где после закрытия последнего действующего храма, Богоявленского собора, его прихожанами совершались тайные богослужения. Местные краеведы боролись за присвоение зданию статуса памятника архитектуры и предполагали открыть там музей новомучеников и исповедников Вышневолоцких. Но события развивались стремительно. В дни Страстной седмицы дом начали ломать, невзирая на просьбу игумении Вышневолоцкого Казанского монастыря дать возможность перенести его на территорию обители.

Детская память

В День Победы мы традиционно вспоминаем о великой войне. И всё чаще – по понятной причине – это рассказы тех ветеранов, которые застали войну, будучи детьми… Наш корреспондент побывал в посёлке Верхнее Дуброво Свердловской области, где записал воспоминания Валентины Ивановны Тимофеевой и Лидии Васильевны Вахлово — прихожанок храма во имя святителя Ионы, митрополита Московского.

Ныне и прежде

Воркута, увиденная глазами старожила, любящего свой город. Повествование о лагерном прошлом Воркуты, о том, как рос этот замечательный шахтёрский город и о том, как обстоят там дела в наши дни. В 1930 году туда отправилась первая экспедиция, а в 1932-м пошли первые тонны угля…

Дневник странствий священника

У отца Иоанна Серова были периоды и размеренной жизни в Глинской пустыни и Почаевской лавре, а потом – полулегальные годы в православном братстве… Это закончилось тем, что его сослали в дикую глухомань, Заонежье Северного края. В ссылке он обрёл новый, уникальный опыт, о котором рассказал в дневнике, фрагменты которого мы предлагаем вашему вниманию. (Окончание. Начало в № 798)

Дневник странствий священника

У отца Иоанна Серова были периоды и размеренной жизни в Глинской пустыни и Почаевской лавре, а потом – полулегальные годы в православном братстве… Это закончилось тем, что его сослали в дикую глухомань, Заонежье Северного края. В ссылке он обрёл новый, уникальный опыт, о котором рассказал в дневнике, фрагменты которого мы предлагаем вашему вниманию

Блокадное детство

Вновь и вновь вспоминаем мы блокаду Ленинграда. И причина не только в том, что важно хранить память о жертвах наших соотечественников, но и в том, что этот подвиг задаёт нам и по сей день ту высокую планку, по которой мы можем оценивать свою жизнь, свои качества. К 75-летию прорыва блокады 18 января мы представляем вам воспоминания о блокадном детстве Евгения Александровича Москаленко. Свои воспоминания автор решил подписать родовой фамилией Брауэр.

Рождество и озорство

В Новосибирске проживает человек, не понаслышке знающий, как отмечали Рождество до революции, так как сам когда-то мальчишкой колядовал по сложившемуся годами сценарию. Речь идёт о протоиерее Павле Патрине, о котором наша газета рассказывала в публикации «Пути человеку» («Вера», № 729, апрель 2015 г.). Родился будущий священник в Китае в 1939 году в семье русских эмигрантов. Русская диаспора там была, пожалуй, самой многочисленной. Перебравшись в эту страну, русские люди перенесли туда свои обычаи и жизненный уклад. Города и посёлки Северного Китая, населённые русскими, десятилетиями мало чем отличались от дореволюционных русских поселений. С размахом, как это было когда-то в России, отмечались церковные праздники.

Вычегодские берега

Каждый раз после разлуки с родиной я с великой радостью посещаю моё возлюбленное с детства место – уголок соснового бора на правом берегу реки Вычегды. До постройки выше по Вычегде бумажного комбината, вода в реке была чистая и особенно приятная на вкус. Водились в реке в изобилии стерлядь, сёмга, хариус, нельма… Ещё в моей юности бабушка Агния мне рассказывала, что во время войны старая монашка, прося милостыню ради Христа, говорила ей: «Придёт время, когда нас с тобой уже не будет, тогда люди будут уходить из деревни, а дома останутся пустыми». Пророческие слова стали сбываться спустя почти полвека после смерти бабушки.

Светописец Севера

В 1914 году в архангельской типографии вышел фотоальбом «Северный край». Прежде не было столь полного отражения Русского Севера в фотографиях. Просторы Карелии, Мурмана, Печорского края, Новой Земли. Соловецкий, Сийский, Николо-Корельский монастыри и храмы. Жители Севера: русские охотники, рыбаки, земледельцы, а также народы, издавна населявшие эти места, – ненцы-самоеды и лопари. Автором этой красоты был Яков Иванович Лейцингер.