Рубрика: На лавочке

Мир открытий

Не так давно я сделала маленькое открытие. Для меня лично оно имеет не меньшее значение, чем закон всемирного тяготения. Говорят, Ньютон открыл его, когда на голову ему упало яблоко. В отличие от английского математика и астронома осенило меня в объятиях крылатого Морфея… А дело было так. Однажды на работе я заснула, как суслик во время спячки, «сидя на задних лапах». Сказалась тяжёлая осень – сырая, холодная, без солнечного света и тепла… Сквозь сон слышала, как кто-то постучался в дверь…

Музыка сфер

Для верующей души музыка сфер – не философская гипотеза. Она даже в мирской суете пытается расслышать пение ангелов и звуки горнего мира, не сомневаясь в их существовании. Но кто её слышал – эту музыку, созданную не человеком, не птицами, не полётом шмеля, ту вселенскую мелодию, которую творит величайший Композитор – Бог?

Дорожная зарисовка

Чёрный пёс, седой от дождевой пыли, смотрит на меня, пытаясь понять, что же я делаю. Да мне и самой-то понять себя трудно: вместо того чтобы сидеть в тепле коношского вокзала, с зажатым под локтем зонтиком зарисовываю в блокнот деревянный дом с крышей необычной формы. Проще сфотографировать, конечно, но отчего-то хочется нарисовать эту трапецевидную крышу, помучиться с резными наличниками…

Человек с телекамерой и без

На телевидении, где я работала, был у нас один оператор. Здоровенный, шумный, неугомонный, он вечно попадал в какие-то истории. Однажды ради красивого кадра он попросил прыгнуть корреспондента с высоты третьего этажа в сугроб. Та прыгнула и сломала обе ноги, долго потом лежала в больнице, а незадачливый телеоператор едва не вылетел с работы. В другой раз мой коллега решил повторить трюк одного из основателей документального кино Дзиги Вертова и лечь с камерой – нет, не под несущийся поезд, как в фильме «Человек с кинокамерой», а под летящий автомобиль…

Игра в радость

Однажды в поликлинике, сидя в очереди к участковому терапевту, я невольно подслушала чужую беседу. Речь шла о молодой паре. Друзья и родственники прочили им жизнь в любви и согласии до седин – почти как благоверному князю Петру и супруге его, достохвальной Февронье. У молодой пары дело шло к свадьбе. Но она так и не состоялась…