Бесценный опыт храмосоздателей

Новый храм от старинного, думаю, отличит любой. И дело не в архитектурных формах – в конце концов современные архитекторы очень умело возводят храмы «под старину». Но даже издалека смотришь: как-то всё слишком ровно и правильно – теряют такие строения теплоту человеческих рук. Но главное – покрытие. В старинных храмах это обмазка. В современных – ровная, без изъянов штукатурка. Но при всей выверенности выглядит она отталкивающе.

Строительство храма-колокольни в Сисйком монастыре

Подтверждение своим ощущениям я нашёл в «Прибавлениях к “Вологодским епархиальным ведомостям”» за 1916 год, в статье «Краткие советы по вопросам ремонта памятников старины и искусства», напечатанной по распоряжению архиерея и по просьбе Императорской археологической комиссии.

«В художественном отношении цементная штукатурка по формам и по тону производит неприятнейшее жёсткое впечатление, окраске же не поддаётся, – написано в ней. – Наружная штукатурка в древности практиковалась редко. Ограничивались растиркою лопаткой извести, выползавшей из швов под давлением камней или кирпичей во время производства кладки, а если прибегали к оштукатурке, то во все времена исполняли её в виде обмазки, отнюдь не под прави́ло, но следуя неправильностям кладки, даже оставляя всю её бугристость; самой обмазке придавалась минимальная толщина».

Вспоминаю рассказ игумена Сийского Трифона (Плотникова) о реставрационных работах в обители. Нужно было подправить крыльцо храма, и дело поручили профессионалу-отделочнику. И он «исправил» все, как он считал, кособокости и «неправильности» крыльца, наведя симметрию и выправив вертикали. Увидев его труды, игумен схватился за голову – недоумевающему мастеру («хотел же как лучше!») пришлось переделывать, возвращая первоначальный вид.

Мне это напоминает явление на экране или на обложке гламурной красавицы: вроде всё на месте, а ни дать ни взять пластмассовая кукла, смотреть тошно. Ничего не стоят математические стандарты красоты, когда в человеке, в том числе и в его внешности, нет изюминки, той самой «неправильности», которая придаёт ему неповторимость и в то же время смягчает строгость нашего взгляда.

Но это если говорить об эстетической стороне. А есть ещё сторона практическая.

После возведения копии Храма Христа Спасителя из железобетона мода на бетонные храмы (даже не просто с бетонным сердечником внутри кирпича, а на монолитные) стала повсеместной, особенно в крупных городах. Индустриальным методом из бетона в столице за последние годы построили много десятков храмов, в том числе «близнецов». О том, что бетон – это мёртвый материал, сказано много, бессмысленно повторяться, когда просто хотят побыстрее и подешевле. Скажу два слова о храмах выложенных.

Удивительно мне было читать сетования одного настоятеля относительно штукатурки храма, которая вскоре стала покрываться трещинами. Выяснилось, что наёмные узбеки-отделочники слыхом не слыхивали про несовместимость цементной штукатурки и кирпича. Нетрудно вроде сообразить, что во время богослужения люди выдыхают пар, а кирпич – вещь пористая, пар проникает сквозь кладку и останавливается перед слоем непроницаемого цемента штукатурки. В результате образуется конденсат, на морозе он замерзает, а потом рвёт стены.

Ещё в 1957 году на Всемирном конгрессе по охране памятников в Париже заявили о неприемлемости цементной штукатурки в таких работах. «Ибо она обычно отстаёт, увлекая за собою и пласты кладки, которую предназначена защищать, – сказано в статье, упоминавшейся выше. – Уместнее всего известковая оштукатурка с примесью пеньки, или волоса, или битого кирпича, или кирпичного порошка, по старине. Эта штукатурка несравненно долговечное цементной и, во всяком случае, менее вредна, ибо, разрушаясь сама, не разрушает кладки. Если известковый раствор хорошо погашен, то штукатурка из него держится столетия без ремонта… »

Ну и так далее. Что такое «накрывка» и «высол», почему добавляли яйца в штукатурку и гасили известь десятилетиями – знание этого так или иначе обращает нас к опыту наших дедов-храмостроителей, накопленному за века. Это бесценный кладезь даже в наше технологичное время.

 

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

2 комментариев

  1. Валерий:

    Практически во всех современных храмах сталкиваешься с отвратительной акустикой. Вроде бы рядом священник находится и говорит проповедь, а слов не разберёшь, всё куда-то улетает ввысь. Разговаривал с архитектором, что спроектировал не один храм, говорит, что это утеряно, а, чтобы слова проповеди были понятны, нужно пользоваться микрофоном. Ну и есть масса ухищрений, чтобы акустика была в храме нормальная, но на это никто не идёт: дескать, дорого.

    • Редакция:

      Да, Валерий, вы затронули важную тему. Все, наверно, видели вмонтированные в стены старинных храмов в определенном порядке “горшки” – глиняные емкости специально для улучшения акустики под сводами. Очень мало кто из современных храмостроителей озабочивается этим. А ведь православие – религия Слова, оно должно звучать под сводами

Добавить комментарий