Рубрика: На лавочке

Рисунок на снегу

«На ёлках висят мягкие игрушки – десятками глаз на меня смотрят. “Ну что, – говорю им, – проведём рождественский конкурс моих лучших друзей?” Кивают, согласные, а может, это ветер за них старается. На кого откликнется сердце на год грядущий? Вот попугай, похожий на клоуна нахальным видом и яркостью своего оперения. Без того, чтоб юродствовать помалу, в новом году, чую, не прожить. Второй – белый ослик на самой нижней ветке, с глуповатым выражением лица. Его выбрал за смирение. Всяко будет – терпение мне в помощь. А вон и бедового вида заяц…»

Русский характер

На днях пришло в «Веру» письмо, которое чрезвычайно нас, сотрудников редакции, тронуло. Предыстория такова. Написал человек из сельской глубинки в рубрику «Просьбы о помощи» – о том, что трудно живётся, с пенсией какие-то проволочки… Отложили мы это письмо, чтобы подготовить к печати, и вдруг получаем следом другое..

Вкус радости

Вчера, в воскресенье, договорились с сыном-подростком встретиться в церкви и после службы пойти погулять, золотую осень повидать без спешки. Он был в храме, я же не успела к концу службы, как хотела, – пекла пироги. Душе в этот день, однако, так хотелось побывать в церкви хоть ненадолго…
И вот сын приносит мне просфору.

Внимание! Мотор!

Я в поезде. Летнее путешествие подходит к концу. И такое ощущение, что вот был праздник и… кончился. За окном простые картинки. Смотрю на них, как зритель в кино, и невольно отмечаю удачную находку несуществующего режиссёра.

Первый кадр: раннее утро, человек на перроне. Он показан до пояса. Обращаю внимание на глаза. Не грустные и не весёлые, немного уставшие, но как-то отчаянно, по-боевому смотрят в сторону. Кажется, что он растерян. Поезд уходит, а он тут, на перроне, неизвестно зачем – и куда дальше?

Письма к Богу

Позвонила нам в редакцию пожилая женщина. Представилась бабой Раей и попросила не откладывая прийти к ней по срочному делу.
– Это крык души, крык планеты! Надо, шоб вси узналы об этой книге! – волнуясь и по-украински округляя слова, говорила она в трубку.
Голос показался мне знакомым. Назначили день встречи, и только тогда я отчётливо вспомнила, что писала об этой бабушке с райским именем.