Автор: Игорь Иванов

Хождение за край

Иногда, сражаясь, к примеру, с чиновниками или борясь ещё с какой напастью, я думал: да, сейчас мне трудно, но зато вот когда получится, когда «победю» – тогда на меня она и снизойдёт, эта самая благодать. Но потом, когда не только благодати не чувствовал, но даже маломальского удовлетворения, начинал сомневаться в своей правоте.
Зато всякий раз из очередной экспедиции возвращаюсь я с убеждением: благодать всё-таки даётся в пути. А что же в конце пути?.. Радость. Опять-таки вернулся живой, невредимый.
В этом году маршрут мы выбрали, мягко сказать, не самый короткий – до заполярных пределов, до самой границы нашего Отечества.

Судиться – не Богу молиться…

Нагнетание коронабесия в мае, интересно, уже подстёрлось в памяти? Одной из жертв стал 39-летний Алексей Ивлев из п. Кавалерово, один воспитывающий 9-летнюю дочь и двоих сыновей, 12 и 16 лет. Жена умерла от воспаления лёгких несколько лет назад. В разгар истерии в СМИ он собрал вещи и ушёл из дома, чтобы переждать эпидемию в лесу. Ушёл всего за 300 метров от дома, поставил палатку, установил солнечные панели, душ, туалет, даже огнетушитель взял. Думаю, для детей это было интересным приключением. А для чиновников?

В двух словах о важном

Короткие сообщения о значимых событиях

«Идите, скажите ученикам Его…»

Минула Пасха Христова, и вслед за ней, в третье воскресенье, приходит к православным христианам их «женский день». День этот, слава Богу, не является государственным праздником, не отмечается торжественными собраниями, обильными возлияниями и всеобщим умиленно-искусственным вниманием к женщине. Церковь предлагает в этот день всем нам – и мужчинам и женщинам – остановиться среди повседневной суеты и задуматься о том, какую свободу, а значит, и какую ответственность за эту свободу даровал нам Христос, и умеем ли мы в жизни соответствовать этой свободе.

20 Фактов об Аввакуме

13 мая 1666 года, на Церковном Соборе в Успенском соборе Кремля, во время Великого входа, Аввакум был расстрижен и проклят вместе со своим сподвижником диаконом Феодором. В свою очередь, Аввакум и Феодор при всём народе прокляли своих гонителей. «И бороду враги Божии отрезали у меня… Оборвали, что собаки, один хохол оставили, что у поляка, на лбу», – сердился Аввакум.