Из-под обломков

10 ноября исполнилось сорок лет, как умер Брежнев. Это был рубикон. И ведь всё я помню, словно сейчас там, в актовом зале конторы СМУ-2, где работал плотником. Чёрные ленты, крановщица с красными глазами – она говорила и плакала. Потом на траурном митинге выступал инженер, затем снова какая-то женщина – и тоже плакала. Я понимал, что это не только из-за бабской чувствительности, а сердцем они чуют перелом: нашего космоса – незыблемого, наивного, с однозначными идеалами добра и справедливости – уже не будет.

В ту пору жили без Интернета, не барахтались, как сейчас, в океане информации – ещё сохранялись интуиции в восприятии глобальных перемен. Лишь недавно поинтересовался я, как умер Брежнев. В конце марта 82-го на встрече с рабочими Ташкентского авиазавода обрушились строительные леса, на которых стояли люди, и 75-летний генсек получил тяжёлые травмы, включая перелом рёбер и ключицы. После этого он не смог восстановиться. О произошедшем тогда не писали, засекретив, – но что бы изменилось, узнай народ подробности?

Читаю вот сейчас комментарии по поводу «сдачи» Херсона вооружённым силам Украины. Люди погружены в тему – море фактов и фактиков, достоверных и фейковых, карты рисуют, стрелочки. Запутались совсем. Неожиданно натыкаюсь на суждение известного колумниста, прежде религиозностью не отличавшегося. Цитирует Екклесиаста: «Слова мудрых – как иглы и как вбитые гвозди… А что сверх всего этого, сын мой, того берегись: составлять много книг – конца не будет, и много читать – утомительно для тела» (Еккл. 12, 12). Это он к тому, что головы лишней информацией забиты, а надо зреть в корень. Правда, сам ничего умного не предложил. А как нам в этот корень зреть? Что интуиции подсказывают?

Лично у меня такое чувство, что мы выбираемся из-под обломков. Постепенно и неуклонно. Рухнула великая держава – как в 1982-м те строительные леса вокруг строившегося самолёта, – и всех нас придавило. Чтобы разобрать завал, нужны и резкие движения, с напряжением всех сил, и когда надо – аккуратные, выверенные действия, чтобы одна вынутая балка не обрушила другие. Это видно на примере спецоперации на Украине. Стоило ли сейчас превращать Херсон в «Сталинград на Днепре», биться там, истекая кровью? Люди пишут, что это бы подняло патриотический дух, ещё больше мобилизовало бы нашу страну. Герои, в том числе и мёртвые, – они же вдохновляют. Вот этого я не могу понять. Разве нынешнего героизма наших воинов недостаточно? И не только воинов. Девятого ноября звание Героя России посмертно присвоено священнику Михаилу Васильеву. Отец шестерых детей, он ещё в Чечне ходил под пулями, крестил солдат. И знал, за что воюет российский солдат. Задолго до того, как наш Президент на церемонии принятия украинских областей в состав России назвал навязывание западных ценностей «откровенным сатанизмом», батюшка говорил: «Мы боремся с нечистой силой». Погиб он от разрыва снаряда на самом опасном участке, под Херсоном, выполняя пастырский долг.

Разве такие примеры не мобилизуют нашу страну? Разве Россия не меняется прямо на глазах? На днях министр просвещения РФ сообщил, что с 1 января следующего года в наши школы возвращается курс начальной военной подготовки, отменённый в 1990 году. И речь тут не о «милитаризации», а о том, что нашей молодёжи дадут возможность осознать себя гражданами страны, которую надо защищать. Помню, как школьниками мы ездили в воинскую часть, стреляли на полигоне вместе с солдатами – и была гордость, что мы не шаляй-валяй, а люди уже взрослые, государственные.

Дата 9 ноября войдёт в историю ещё тем, что в этот день вышел Указ Президента РФ № 809 «Основы государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей». В нём перечислены традиционные ценности, которые на всех уровнях будут защищаться государством. Среди них: высокие нравственные идеалы, крепкая семья, созидательный труд, приоритет духовного над материальным, гуманизм, милосердие, справедливость, коллективизм, взаимопомощь и взаимоуважение, историческая память. Собственно, мы возвращаемся к тому, чем жили в советское время. Хотя есть и отличия.

Пункт 6-й гласит: «Христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, являющиеся неотъемлемой частью российского исторического и духовного наследия, оказали значительное влияние на формирование традиционных ценностей, общих для верующих и неверующих граждан. Особая роль в становлении и укреплении традиционных ценностей принадлежит православию». Ниже говорится о привлечении религиозных организаций «к участию в реализации государственной политики по сохранению и укреплению традиционных ценностей». В СССР такого не было.

Указ касается таких сфер, как образование и воспитание, СМИ, культура, наука, работа с молодёжью, международное сотрудничество. Подключаются к этому и органы правопорядка. Деструктивной идеологией названы культивирование эгоизма, вседозволенности, безнравственности, отрицание идеалов патриотизма, ценности крепкой семьи и созидательного труда. Собственно, формулируется наша, российская, идеология, которая обращена и вовне – в документе отмечено «повышение роли России в мире за счёт продвижения традиционных российских духовно-нравственных ценностей». Если раньше СССР нёс в мир идеи коммунизма, то теперь это духовные ценности, противостоящие «откровенному сатанизму».

Ожидаются перемены и в экономике. Пишут, что в Совете Безопасности РФ готовится проект создания двухконтурной финансовой системы – как это практикуется в Китае. Там есть два вида юаня: внутренний, который ходит только внутри страны, и внешний – для международной торговли. Это позволяет свободно распоряжаться «внутренними» деньгами, вкладывая их в различные национальные проекты, в производство. У нас же всеми деньгами ведает ЦБ, который не обязан заниматься вопросами экономики и повышением уровня жизни населения. Деньги отдельно – экономика отдельно. Такого нет даже в США – там главный регулятор, ФРС, имеет хотя бы такие обязательства, как поддержка рынка труда и борьба с безработицей. Вот этот губительный монетаристский перегиб, навязанный нам в 90-е годы, и нужно исправить.

Да, мы выбираемся из-под обломков. Какой будет новая Россия? Как бы ни ностальгировал я по относительно благополучным брежневским временам, верю, что мы способны построить лучший мир – ту «хранимую Богом» страну, что уже воспета в нашем гимне.

1 комментарий

  1. Елена:

    Верим и надеемся!

Добавить комментарий