Автор: Михаил Сизов

Тонкие клиенты

«Уборщиков улиц в Китае заставили носить умные браслеты. Они требуют вернуться к работе, если дворник не двигается 20 минут…» Смешно? Не очень. Не грозит ли подобный электронный концлагерь и нам, русским? Кто упорно продвигает подобные технологии в России? Кто и зачем составляет на всех нас досье? Существуют ли «хорошие», «наши» хозяева цифрового мира?..

Плотники из Раево

В столичном районе Медведково учат рубить «в лапу» и «в чашу». Отсюда, из плотницкой школы при Серафимовском храме, разъезжаются мастера движения «Общее дело» по всему Русскому Северу, чтобы восстанавливать храмы. С координатором проекта Лидией Курицыной беседует наш корреспондент.

Настоящая жизнь

О том, что протоиерей Николай Агафонов – клирик самарского Петропавловского храма, известный в православной России литератор – урождённый северянин, я узнал из некролога. Родился он в Пермском крае, в селе Усьва. Это потом были Волгоград, Саратов, где батюшку назначили ректором духовной семинарии, затем – Самара. А ведь всегда в нём чувствовал северную крепкость и ясность, которую литературные критики называли «простотой». Так и писали: «Его бесхитростные рассказы написаны самой жизнью… в великой простоте».

Потаённая молитва

Непостижимо: вот была жизнь – глубочайшая, интересная, овеянная дыханием предыдущих веков, с которыми сохранялась прямая связь, и вдруг эта жизнь перестаёт быть. И память о ней как бы есть, и как бы её нет.
Едва ли было бы возможно возрождение православия в стране в конце ХХ века, если бы не такие люди, как Андрей Козаржевский. Профессор древностей, скромный верующий человек, любящий и понимающий православную культуру, он сохранил свои убеждения в эпоху государственных гонений на Церковь и донёс до нас аромат той, настоящей, русской жизни, которую уже не вернуть…

Диаграмма смысла

Представим, что на земле удалось невозможное – установить настоящий рай: всем по потребностям, полная безопасность и т.д. И что дальше? Один учёный задался таким вопросом и устроил опыт на мышах. Результат: от беззаботной жизни все подопытные мыши вымерли. А что уж тогда говорить о людях… Наш корреспондент размышляет на эту тему.