Автор: Михаил Сизов

Тень из прошлого

В Токио через повешение казнён Сёко Асахара с шестью другими участниками секты «Аум Синрикё». Это было в начале июля. Почти одновременно в России Минюст объявил об ужесточении правил регистрации религиозных организаций, которые вступили в силу 20 июля. Вроде бы одно с другим не связано – где Япония и где Россия? Но кто знает, попал бы Сёко Асахара на виселицу, введи наш Минюст такие строгости намного раньше, в 90-е годы?

Наша святая Ксения

6 июня исполнилось 30 лет, как была прославлена в лике святых блаженная Ксения Петербургская. Людской поток к её часовне на Смоленском кладбище не иссякал даже в советское время. Среди тех, кто подавал тогда записки, были и авторы этих двух заметок. В ту пору они учились на ленинградском журфаке, а ныне каждый по-своему продолжает славить святую покровительницу города на Неве и всех православных христиан.

Исцеление – это преображение

Выживаемость при раке в России составляет всего 40-50 процентов. Между тем у нас в стране есть специалисты, которые в своём деле совершают чудеса. Например, хирург-онколог с 46-летним стажем работы, кандидат медицинских наук Валентина Петровна Назаренко имеет опыт излечения онкобольных на IV стадии болезни.

Что и зачем?

Достигнув трёхлетнего возраста, мой младший сын начал задавать вопросы, и я сделал для себя открытие. Оказывается, «что» и «зачем» – это одно и то же, только в разной степени сложности. Поначалу он донимал на каждом шагу: «Что это?» Но, увидев, что, кроме названия, сказать мне нечего, упростил задачку: «Зачем это?» И мне стало легче объяснять. И на наш, взрослый, мир начал я смотреть чуть иначе. Вот, например, социально-экономические реформы. Слушаешь политиков-реформаторов и вдруг понимаешь, что они с умным видом объясняют мне «что-то». И хочется спросить их: а зачем всё это?

Помолитесь об артисте

Бывает, споришь, а сам не уверен, прав ты или нет. Говорю: “Почему бы не построить храм специально для людей творческих? Он бы определённую пользу принёс”. “А также построить храмы для врачей, лётчиков, работников ЖКХ? У веры в Бога нет профессий, и мы заходим как в банную парилку: голыми, с оголённой душой, без мундиров”, – резонно отвечают мне.