Красная нить

Ни один историк  не смог найти ответа, почему началась Первая мировая. Так-то причин вроде множество, но ни по отдельности, ни даже вместе они не дают ответа, что же всё-таки произошло. Единственное, в чём сходятся учёные: проиграли все, кто вступил в войну в августе четырнадцатого. Понимаете, война – это  что-то вроде прободения язвы желудка или аппендицита. Не плановая операция, за что её обычно пытаются выдать, а прободение – трагедия. Одни слишком неуступчивы, другие слишком напористы, третьим не оставляют выбора, а потом всё выходит из-под контроля – и начинается цепная реакция.

Что-то похожее происходит сейчас. А так как мы с украинцами и правда один народ, приходится говорить о братоубийстве. Оно длится восемь лет, а сейчас вышло далеко за пределы Донбасса, который в эти дни подвергается страшным бомбардировкам. Очень тяжёлая ситуация в Харькове и во многих других местах. Что делать в этой ситуации нам, православным христианам? Совет могу дать только себе. Не торжествовать, не оправдываться, а больше молчать и молиться, чтобы было как можно меньше смертей среди воинов, среди мирного населения. Прокляты все, кто стравил два наших народа. И хочется надеяться, что победит Бог, потому что только Его победа дарует спасение, мир, братолюбие.

Огромная часть вины лежит, конечно, на Западе, прежде всего на Соединённых Штатах. Всего несколько слов, обещание, что Украина останется нейтральной, – и войны удалось бы избежать, во всяком случае в таких масштабах. Эти слова не были произнесены сознательно, как сознательно Украину, да и всю Европу, втянули во вражду с Россией, желая разрушить наши экономические и человеческие связи, создать даже не очаг, а пожар.

Обычная практика. На днях прочитал интервью Збигнева Бжезинского, которое он дал французскому изданию «Нувель обсерватер» в 1998 году. Там он признался, что за полгода до войны в Афганистане президент Картер подписал директиву об оказании помощи мятежникам. Было абсолютно ясно, как на это отреагирует СССР. «Вы желали Советам этой войны и искали пути её спровоцировать?» – спрашивает журналист Бжезинского. «Не совсем так, – уклончиво отвечает тот. – Мы не принуждали русских вмешиваться, но мы сознательно увеличили вероятность того, чтобы они это сделали». Маска окончательно сползает с политика после вопроса, сожалеет ли он о том, что произошло. «Сожалеть о чём?! – восклицает американец. – Та секретная операция была блестящей идеей. Она дала заманить русских в афганский капкан – и вы хотите, чтобы я сожалел?» Дальше о том, что благодаря этому удалось разрушить СССР. Он гордился этим, но что изменилось для Америки к лучшему? Сейчас мир куда ближе к ядерной войне, чем в советские времена.

Дай Бог, чтобы на этот раз у наших врагов не получилось, чтобы наши власти учли печальный опыт, когда Вашингтону удалось обвести вокруг пальца таких неглупых людей, как председатель КГБ Андропов, министр обороны Устинов. А пока ненависть к России полыхает всё ярче, она для них снова «империя зла». Международная сеть онкологов OncoAlert заявила о прекращении сотрудничества с российскими коллегами из-за ситуации на Украине. Это означает, например, что крайне необходимой помощи не получат российские дети. Решение подверглось критике многих врачей в мире – может, одумаются.

Вот ещё сообщение: «В Миланском государственном университете запретили преподавать Фёдора Достоевского, потому что он русский писатель». К счастью, какая-то часть общественности возмутилась, и вроде как удалось это отменить, но уверен, что похожих случаев немало, и далеко не всегда антирусские силы отступают.

Отчисляются, а ещё чаще лишаются стипендий наши студенты. Видел, скажем, сканы объявлений германских вузов. Так как далеко не все российские студенты в Европе люди финансово состоятельные, для большинства потеря стипендии означает конец учёбы. Мне прежде уже приходилось читать о подобном, когда после очередного обострения в Израиле изгоняли израильских студентов.  Никогда этого не понимал и гордился, что у нас это невозможно в принципе. Никому не приходило в голову все минувшие годы отчислять украинских студентов. Это не заслуга власти, а ментальность, традиции нашей академической среды, которые сформировались ещё в девятнадцатом веке. Вообще другое отношение к культуре.

Вспоминается одна история, которую могли несколько приукрасить, но даже в этом случае она очень и очень характерна. В 42-м году Сталин спросил, есть ли пластинка концерта для фортепиано с оркестром № 23 Моцарта, которую он слушал по радио накануне: «Играла пианистка Юдина». То есть никому не пришло в голову запрещать немецких композиторов. Вождю соврали, что пластинка есть, на самом деле была трансляция из студии, и побежали её записывать. Все тряслись от страха, пришлось сменить несколько переволновавшихся дирижёров, только Юдина была, как всегда, царственна и спокойна. Всю ночь работали, и к утру пластинка была готова, а вскоре Мария Вениаминовна получила конверт от Верховного, в котором были двадцать тысяч рублей. В ответ она написала: «Я буду о вас молиться денно и нощно и просить Господа, чтобы он простил ваши прегрешения перед народом и страной. А деньги я отдала на ремонт церкви». Думаю, так и было – это записано со слов великой пианистки.

И это не о Сталине, а о том, что в России считается хорошим тоном. У нас тьма-тьмущая недостатков, но красная нить, идущая от Пушкина и Карамзина, Достоевского и Чайковского, а на самом деле, из глубины веков, из Святой Руси, никогда не прерывалась. Она нас и спасёт.

Добавить комментарий