Пагуба винопития

В праздник Усекновения главы Иоанна Крестителя к православному народу обратился наш Патриарх. Смысл его прост: пагубные привычки превращают человека в чудовище. «Ведь если бы царь Ирод воздержался от чрезмерного винопития, разжёгшего в нём гордыню и другие страсти, то, возможно, он одумался бы и не отдал бы приказ отсечь голову святому Иоанну, которого сам почитал как праведника», – отметил Патриарх.

А вот сегодняшний пример. В Оренбургской области служил хороший вроде бы батюшка, отец Николай Стремский, возглавлял Православную Свято-Троицкую Симеонову обитель милосердия и в 2006 году он был награждён международной премией «Золотое сердце». А в 2015-м его задержали за пьяную езду и неповиновение полицейским, о чём тогда раструбили СМИ. Никаких мер принято не было, человек продолжал катиться по наклонной – вот уже заведено уголовное дело на «золотое сердце» за спаивание подопечных детей, разврат и изнасилования. Подобные преступления редки, куда страшнее повсеместное тихое пьянство среди духовенства и мирян, плоды которого в глаза не бросаются, но губят души. И как с этим бороться? Призывать к совести?

Нынче в августе были мы в командировке в Мурманске, и одна из мирянок, активно участвующая в жизни епархии, посетовала: «Праздники у нас теперь безалкогольные, владыка запретил. Это, конечно, правильно, но странно как-то – сидим за столом, как на комсомольской свадьбе». При встрече с митрополитом Митрофаном задал я вопрос, правду ли говорят, что в епархии введён сухой закон. Присутствовавшие при этом отцы рассмеялись: «По указу архиерея? Это что-то из времён Горбачёва! Нет, у нас это просто не поощряется». Владыка же ответил:

– В личном плане каждый решает сам, но все мероприятия, инициированные Церковью, у нас безалкогольные. А как же иначе?

И дальше рассказал он, как, став священником, предложил на первом своём деревенском приходе отказаться от винопития, и прихожанки горячо его поддержали. Став епископом Североморской епархии, перенёс эту практику туда, а когда перевели на Мурманскую кафедру, спросил у отцов: «Ну что, будем как в Североморской епархии?» И все поддержали.

– Ещё бы не поддержали архиерея! – не выдержал я, вставив реплику.

– Нет-нет, это было искренне, ведь все понимают, где зло и где добро, – заверил владыка. – Тут ещё зависит в целом от атмосферы в епархии. Какова она? Насколько удаётся создать атмосферу дружеских, братских отношений, соработничества, понимания единой цели и единой веры в конечном-то итоге? Когда этого нет, то всё компенсируется знаем чем. Праздник – это что? Напиться, тогда праздник – орать, мычать, неприлично танцевать. Это когда нет духовного общения и поговорить не о чем, понимаете? И архиерей за столом ничего сказать не может, и священники ничего ответить не могут. Всё только: наливай да пей. И тогда вроде бы все становятся красноречивые. Но что на язык тогда просится? Анекдоты в основном, да ещё неприличные. Это же ясно: не упивайтесь вином, ибо в нём блуд. Так сказал апостол. В вине блуд, он спрятан там и ждёт. И зачем нам это надо?

Затем митрополит озвучил то, о чём все знают, но предпочитают умалчивать:

– Когда я стал архиереем, то понял, что у многих священников проблема. Что они ходят в рясах благообразного вида, а на самом деле давно подсели на алкоголь. И ведь очень достойные священники, духовные, кстати. А враг как раз таких и подкарауливает, вышибает самые лучшие звенья. Подсаживает человека на выпивку, и тот не понимает, что с ним случилась катастрофа, что он вообще гибнет. А как ему помочь, если я, архиерей, сам наливаю ему за праздничным столом? Ему нужен пример, ведь кто-то должен начать. И мы это сделали, и все приняли: да, так правильно. И вообще, что это такое? Мы отслужили литургию, причастились Тела и Крови Господа, мы как бы ещё на Небе, и вот, значит, давайте водочки – и понеслось, разговоры какие-то дурацкие. Такая традиция – позор! Я не знаю, откуда она пришла и почему никто об этом не говорит. С какой стати-то надо после литургии пить?

Священники, сидевшие с нами за столом, поддержали владыку. Мол, литургия должна продолжаться агапой – духовным общением, которое к пьянству никакого отношения не имеет. Объясняли они смысл агапы искренне и со знанием дела. Признаться, эта встреча с мурманским духовенством меня глубоко потрясла. Ведь все всё знают! Равно и то, как может разложить общину пьянство пастыря. И более того, губительные последствия ведь сказываются в масштабах всей страны, нашей России. Грехи не утаишь, тем более в нынешний информационный век. Эти грехи отвращают наших соотечественников от Церкви – а как может страна устоять без веры?

Всё всегда вылезет наружу, несмотря даже на решение Св. Синода наказывать священников и монахов за разглашение церковных тайн, о чём мы уже писали («Согрешающих обличай», № 858, август 2020 г.). И слава Богу, что негатива в церковной жизни малая горсточка по сравнению с добрыми делами – и страна это видит. Буквально на днях сам Президент поздравил жену священника, мать семнадцати детей (пять кровных, четыре приёмных, восемь под опекой) и руководителя направления помощи людям с инвалидностью Пензенской епархии Марию Львову-Белову с победой во всероссийском конкурсе «Лидеры России». Двенадцать лет она занимается благотворительностью, в числе её проектов – поместье для людей с инвалидностью «Новые берега». Строительство поместья началось в 2018 году, и сейчас в трёх построенных домах живут 50 человек из разных регионов, а всего спланировано построить двенадцать домов на 120 человек. Проекту матушки Марии собираются придать федеральный статус, сделать там площадку для обмена опытом.

И это нормально, когда православная матушка – «лидер России». Думаю, её супруг вполне достоин такого же звания. Только жизнь-то продолжается, и это постоянная борьба. Вышеупомянутый оренбургский священник, настоятель обители милосердия, ведь тоже был когда-то на хорошем счету, даже международную премию получил, но дал слабину и… всё покатилось вниз. «Враг вышибает самые лучшие звенья».

День трезвости, выпадающий на 11 сентября (память Усекновения главы святого Иоанна Предтечи), был введён в нашей Церкви шесть лет назад. Изменилось ли что-то за эти годы? Трудно сказать. Внешние запреты, конечно, тоже нужны, но, как отметил Патриарх в своём обращении, «изменение мировоззрения – вот одно из важнейших условий, помогающих страждущему человеку преодолеть инерцию греха».

Добавить комментарий