Рубрика: Колокольчик

Божий человек

Урал-батюшка в старину металлом всю Россию снабжал. Города здесь «вырастали» из рабочих посёлков. Обычно как бывало: находили люди медь или железную руду и селились в этом месте, а со временем рабочий посёлок разрастался в целый город-завод. И таких городов много было на Урале.
А вот Кунгур на них не похож.

Цыплёнок с ключиком

Когда я, автор этих строк, была маленькой, в магазинах продавались замечательные игрушки. Даже воспоминание о них веселит: курочки клевали невидимое пшено, вразвалочку брели куда-то неуклюжие щенки, медвежонок лакомился мёдом из бочонка. Все эти игрушки приводились в движение поворотом ключика. А знаете ли вы, ребята, что история заводных игрушек уходит в глубину веков?

Как уездный чиновник молитву арестовал

Полтора столетия назад в подмосковном городке Бронницы произошла странная история. Летним днём тысячи богомольцев собрались на торжество в честь столетия обретения святыни – чудотворной иконы Божией Матери «Иерусалимская». В 1771-м бушевала в окрестностях Бронниц моровая язва и лишь чудесная помощь Божьей Матери, явленная через эту икону, спасла жителей. С тех пор каждый год совершали крестный ход с «Иерусалимской» иконой. Многотысячное шествие состоялось и 6 июня 1871 года. А местный поэт Николай Кельш прочитал на торжетсвах написанное к празднику стихотворение «Молитва Пречистой Деве Марии». Всеобщую радость не разделял лишь один человек – уездный исправник…

Рыжие «разведчики»

Леса, тронутые осенью, пожелтели, и отчего-то чудится, что под каждым кустом притаилась лисичка. Но этот умный и осторожный зверь не спешит нам показываться. Пока мы бродим среди деревьев в поисках грибов да ягод, лисица, быть может, наблюдает за нами из рыжей листвы, невидимая для всех. Потом пройдёт в двух шагах, не выдав себя ни звуком – как истинная разведчица. И отправится, если голодна, на охоту, а если сыта – в нору, к своим лисятам.

В перелесках близ Хотьково…

Вот уже пять веков прошло с тех пор, как Русская Православная Церковь прославила в лике святых Преподобного Сергия. За это время его облик старались запечатлеть многие мастера и мастерицы. Чаще всего это были безвестные насельники и насельницы монастырей: иконописцы создавали иконы, золотошвейки унизывали мелким жемчугом вытканные драгоценными нитями покровы и пелены, и святые изображения игумена Радонежского расходились по Руси.
А начиная с конца XIX века и некоторые крупные русские художники, вдохновившись личностью и жизненным подвигом Преподобного, посвящают ему полотна.