Рубрика: Хронограф

«Милости хочу, а не жертвы»

Часто можно услышать, в том числе от православных людей, что того нужно посадить, этого. Опрос общественного мнения, который недавно провёл ВЦИОМ, показал: 43 процента россиян считают, что без сталинских репрессий нельзя было сохранить порядок в стране. Но ведь мы, христиане, должны быть не обвинителями, а всё-таки адвокатами (честными защитниками!) – теми, кто печалуется, а не обвиняет…

Где свято, там и…

Есть у меня знакомый абхаз. Много лет служил опером угрозыска в Сухуме и сейчас занимает высокую должность в органах госбезопасности Абхазии. Такие спецы вроде должны быть циниками и во всём подозревать окружающих. А он просит меня навести справки «по церковной линии» об одном иеромонахе, занимающемся целительством. Если тот действительно священник – верить можно. Но брали сомнения, которых и мне не удалось избежать. Довольно знать, как целитель представляется: «Иеромонах-проповедник Макарий Любимовский Пламенный»…

Заветные слова

Дождь лил сплошным потоком. Навстречу проносились не машины, а их тени и огни фар. Дворники болтали-разбрасывали струи дождя, но явно не успевали. Мы – три легковушки, а я в хвосте – колонной тащились за глыбой гружёного КамАЗа. И вдруг что-то случилось. Раздался хлопок, мимо, накренившись, боком пролетела разбитая легковушка. «Жигули» передо мной резко затормозили, в ту же секунду и я изо всех сил вдавил педаль тормоза в пол, даже схватился за ручник, но по скользкому асфальту меня неудержимо продолжало тащить вперёд. Десять метров до столкновения, пять…

Чужие

12 июня, в День России, подростки и студенты, которых Алексей Навальный вывел протестовать на Тверскую улицу, так и не смогли, кажется, ни себе, ни другим ответить, что они там делали. Пытались, конечно, с чужих слов, но как-то не выходило. Они ещё неиспорченные, наивные, но в воздухе уже носятся идеи, которые разрушили когда-то Советский Союз, а недавно Украину.

Мой сад

Я стою у лотка в очереди за мороженым, передо мной интеллигентный пенсионер лет семидесяти. «Сколько? – переспрашивает он у продавца и восклицает: – Так дёшево!?» И уже обращаясь ко мне: «Раньше проезд на автобусе стоил пять копеек, а пломбир – 20. Разница – в четыре раза! А теперь мороженое 40 рублей, а проезд – 20. В два раза! Жить стало лучше, жить стало веселей!» Я не могу сообразить, шутит он или всерьёз.