Автор: Владимир Григорян

«Здесь воздух особенно чист»

«Мысль стать священнослужителем время от времени появлялась, но я её отвергал. Еду как-то раз в электричке – хорошо запомнил этот момент – и рассуждаю: «Жатвы много, а делателей мало. Но как я могу стать священником, будучи грешным человеком? Нет, не могу, недостоин…» Работая фельдшером, Михаил Цепелёв получил совет от врачей сменить профессию на более спокойную – начало сдавать сердце. Нашёл ли вятский священник дело «поспокойнее»?

Саур-Могила

Одна война за другой перекатывается через эту гору веками. Но самые трагические события выпали на последнее столетие: тяжко пришлось нашим воинам в 1943-м взламывать немецкую оборону, досталось и во время боёв 2014-го, когда от снарядов здесь рушились бетонные пилоны.Обе истории закончились одним и тем же – на горе подняли флаг: в 1943-м советский, в 2014-м знамя Донецкой народной республики.

Слепота

«Пушкин, Лермонтов стали первыми из тех, кто почувствовал приближение страшного времени, и пытались предупредить. Вот из Михаила Юрьевича, предельно точно: «Настанет год, России чёрный год, Когда царей корона упадёт; Забудет чернь к ним прежнюю любовь, И пища многих будет смерть и кровь; Когда детей, когда невинных жён Низвергнутый не защитит закон…» Иудеев предупреждали пророки, русских – писатели и поэты. Наша литература неслучайно названа великой». О русском бунте, жертвах и альтернативе.

“От мирской суеты ты ушёл”

Монашество русское появилось вовсе не из воздуха, а с самого начала питалось греческими традициями Святой Горы. Именно туда отправился примерно в 1012 году уроженец черниговской земли Антипа, известный всему православному миру под именем преподобного Антония Печерского. Около двух десятилетий подвизался он на Афоне и вернулся на Русь по благословению своего игумена: «Антоний! По воле Божией иди опять в Землю русскую, и да будет с тобою благословение Святой Горы!»

Алтарник с шахты «Воркутинская»

Дмитрий чинит какую-то сантехнику в цокольном этаже храма Святой Варвары – кажется, кран потёк. Так-то он алтарник в свободное время, а на шахте «Воркутинская» – горнорабочий очистного забоя. Из своих двадцати восьми пять лет провёл под обстрелами в Донецке, где так же спускался под землю, так же был близок к Небу. Вот его монолог о пережитом.