Автор: Игумен Игнатий (Бакаев)

Глядя из окна

Лежу в петербургской больнице, где мне пытаются спасти ногу от ампутации. Надеюсь даже, что уже спасли, но это как Бог даст. Последний раз был в этих местах в восемьдесят восьмом году, и ещё недавно город казался чужим. Тем больше обрадовался, когда начали звонить, приносить передачки. Нигде мне не одиноко, везде братья и сёстры, везде Господь посреди нас. И всё-таки, когда смотрю на большой город с десятого этажа и вижу внизу бесконечный поток машин, тянет меня в тёмный, холодный Визябож, ставший в последние годы моим приютом. Но и здесь, в больнице, свои преимущества – мало что отвлекает от молитвы.

Утешитель

С утра приподнятое, хорошее настроение. Причина этого – одна женщина, у которой мама лежит в больнице двумя этажами выше.

Сам я попал сюда в пятый раз. Из-за диабета удалили большой палец на правой ноге. На этот раз легко не отделался. Грустно шучу: видно, в Царствие Небесное мне предстоит уходить по частям. Это профессиональное заболевание священников – из-за того что приходится много стоять на службах, молебнах, венчаниях, крещениях и отпеваниях…

Путь к радости

Как писал апостол Павел: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сём надобно судить духовно. Но духовный судит о всём, а о нём судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов».
Вот уже две тысячи лет плотские люди гонят, убивают духовных, не желая их понять. Мы видим это и сегодня.

Тряпка божия

С больными ногами я уже не могу ходить за грибами и на рыбалку, ничего не сажаю на огороде. Зато больше времени уделяю духовным беседам с теми, кого Бог пришлёт. Стараемся служить Божественную литургию каждый день. Когда пропускаем, чувствую себя виноватым. Ведь, слава Богу, есть и храмы в нашем скиту, и богослужебные книги, и есть кому петь.

От покаяния к любви

У меня в гостях давний знакомый. Мы рады встрече, ужинаем, можно сказать, пируем. В этот момент заходит брат-насельник, слегка подшофе. Беседуем, и тут обнаруживается у нас с братом разномыслие, начинается дискуссия. Я указываю на его грехи, говорю, что надо молиться, чтобы от них избавиться. Он горячо оправдывается, не считает свои грехи грехами. Понимаю, что нужно менять тему, но брат, будучи не вполне трезвым, ещё больше распаляется, а я, потеряв над собой контроль, стучу по столу кулаком.