Автор: Анна Измайлова

Внимание! Мотор!

Я в поезде. Летнее путешествие подходит к концу. И такое ощущение, что вот был праздник и… кончился. За окном простые картинки. Смотрю на них, как зритель в кино, и невольно отмечаю удачную находку несуществующего режиссёра.

Первый кадр: раннее утро, человек на перроне. Он показан до пояса. Обращаю внимание на глаза. Не грустные и не весёлые, немного уставшие, но как-то отчаянно, по-боевому смотрят в сторону. Кажется, что он растерян. Поезд уходит, а он тут, на перроне, неизвестно зачем – и куда дальше?

Душа как сито

…Мне часто вспоминается диалог двух пешеходов-старичков. Они шли впереди меня и вряд ли подозревали, что их может кто-то подслушать. Один говорит другому: «И вот я спрашиваю у неё: “У тебя душа как сито? Или задерживает мою любовь?..”». Не знаю, что ответила незнакомая мне женщина, но слова эти запомнились. Я желаю всем нам иметь душу, где есть место для голубого платочка, для любви, которая сильнее времени.

“Ёжика стало жалко…”

Пришла я в магазин за открытками. Глаза разбежались: каких только нет – глянцевые, яркие, с аппликацией и стразами, и даже текст уже за тебя придуман, не надо трудиться! Но такие открытки не каждому по карману, а самое главное, чего-то в них не хватает – теплоты и доброты, наверно. Вот птица на ветке: она словно бы неживая – ей не тепло и не холодно, не радостно и не грустно. Или Снегурочки в коротких шубках и в сапожках на каблуках (и это в мороз-то, в лесу!) и со взрослыми лицами… Я уж совсем было отчаялась купить хорошую открытку, и вдруг мой взгляд выхватил знакомых с детства героев – мишек, зайчиков, белочек, ёжиков. Такие открытки мы с братом коллекционировали. «Да ведь это же Зарубин!» – обрадовалась я.

Окрошка

Тянулся летний день. Обычный в череде других, ничем не примечательный.

Но разве так должно быть! Ведь это целый день твоей жизни! Его нельзя выбросить, как календарный листок, ведь он никогда не повторится. Он, как крестик на вышивке, не может исчезнуть без того, чтобы не нарушить всю канву.

Многодетная мать

Однажды в храме во время службы благочестивая прихожанка, увидев меня с младшеньким ребён-ком на руках (всего их у меня семеро), подошла и, улыбаясь, по-доброму спросила: «Знаете, какая женщина самая красивая?»
Я с удивлением посмотрела на неё. Но услышала ответ, который заставил меня задуматься: «Та, у которой ребёнок на руках».