«Раскулачивание»: мифы и реальность

«Раскулачивание нужно было для индустриализации» – так любит повторять даже часть наших консервативно мыслящих любителей истории, но в этих словах нет ни капли правды. Перед глазами у меня детские могилки в Макарихе под Котласом, эти вереницы уходящих на Небо русских крестьян, по нынешним меркам почти нищих: одна-две коровёнки, лошадь да десяток детей – вот и всё их богатство. Об этом я не где-то вычитал. В северном краю, где я живу, их детям не было числа. Но среди них ни одного, пережившего 1929-30-е годы.

1930-е, с. Удачное Донецкой обл. На фото хорошо видно, что и семья небогатая, и дом требует ремонта. Вот такими они были – кулаки

Вот об этом хотелось бы сегодня сказать. Зачем? СССР – часть нашей истории, когда люди трудились, чего-то добивались, многим можно гордиться, о чём-то я лично тоскую до сих пор. Добавлю, что мне очень не нравились так называемые перестроечные историки, которые тенденциозно, а нередко и нечестно судили о советском периоде жизни страны. Но и этим дело не закончилось. Есть такое направление в научной фантастике – альтернативная история: как могло бы быть, если бы. Так вот, у нас уже сто лет эти «альтернативщики» регулярно пытаются выдать себя за настоящих знатоков прошлого: это и родноверы, и украинские историки-сказочники. К ним относятся и новые левые или просто конъюнктурщики, которые, с одной стороны, выдумывают про ужасы царского времени, с другой – уже целую библиотеку сочинили про советский период, выдавая трагические ошибки, преступления за мудрые или неизбежные решения власти. И беда не только в том, что они придумывают иное прошлое, эти люди меняют и настоящее.

Всё, что касается раскулачивания и коллективизации, для меня лично особенно болезненно. Слишком близко, ведь и мой отец, и моя мама из деревенских, не говоря о предках. Многое я услышал лично от тех, кто прошёл через этот ужас, надорвавший народ, обескровивший деревню.

* * *

Итак, про коллективизацию есть несколько мифов, не опирающихся практически ни на что. Вместо цифр, фактов, ссылок на серьёзные источники мы слышим такой, например, довод: «Требовались кадры для индустриализации, а крестьяне уезжать из деревни не хотели».

Однако последняя биржа труда закрылась в СССР в 1930 году, а раскулачивание началось в 1929-м, то есть до того, как справились с безработицей.

Ещё два мифа, которые можно объединить:

– Крестьянское хозяйство было неэффективно, требовалось внедрять механизацию, чтобы добиться лучших результатов.

– Нужен был хлеб для экспорта, а крестьяне отказывались его поставлять.

А что на самом деле?

За четыре года – с 1924-го по 1927-й – экспортировали 7 281 тысячу тонн зерна. В тридцатые, опять же за четыре года – с 1934-го по 1938-й, вывезли 6 026 тысяч тонн. Я взял два этих четырёхлетия, потому что на них приходится по одному неурожайному году, так что сопоставление их вполне корректно. Никакого прорыва в плане экспорта, как видите, в результате коллективизации не произошло.

Но, может, лишь экспорт упал, а урожаи стремительно росли благодаря механизации? Нет. В урожайном 1936-м собрали 75 тысяч тонн, а в неурожайном 1937-м меньше 57 тысяч тонн. А что было до коллективизации? 1925 год был неурожайным – собрали более 72 тысячи тонн. 1926-й урожайный – собрали более 76 тысяч тонн. Как видите, никакого прорыва не произошло, стало даже хуже.

А ведь по двадцатым это неполные данные, так как часть зерна крестьяне скрывали, даже термин такой был – «прибеднение». Ориентировочно зерна производилось на 10-15 тысяч тонн больше, чем указано в статистике, и оно тоже шло в дело: что-то на рынок, что-то ели сами.

Добавим, что увеличилась площадь пашни – примерно на 10 процентов. Да и механизация шла быстрыми темпами. Почти всю пашню – 93 процента – поднимали в 1930-е тракторами. На 1938 год в МТС имелось их 483 тысячи плюс 153 тысячи комбайнов. Количество техники растёт, как видите, а урожаи снижаются, потому что ни техника, ни увеличение пашни не смогли полностью покрыть снижения интереса к труду, изъятия из деревень наиболее умелых, рачительных землепашцев.

Только ли с зерновыми была такая проблема? Нет, с остальным ещё хуже. В 1927 году в стране было 28,5 миллиона коров, спустя десять лет – 20,9 миллиона. Овец было 90,3 млн, стало 46,6 млн. Только вы об этом новым левым не говорите. У них есть волшебный ответ: «Крестьяне порезали». Такой неприятный народ достался большевикам. А что головой нужно было думать, прежде чем обдирать крестьян как липку, это, конечно, не обсуждается. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

* * *

О том, кого раскулачивали, – отдель ная песня, очень грустная. И здесь мы сталкиваемся ещё с одним довольно живучим мифом: мол, были какие-то кулаки-захребетники, сельские ростовщики, пившие кровь из односельчан. Это ложь. Кулаки действительно были, но до революции. В 1918-м их раскулачили, забрав землю, отняв технику и всё что возможно. Село возглавили так называемые комбеды – революционные ячейки, которые потом превратились в сельские администрации. Позволили бы они возродиться кулачеству? Нет конечно. В 1924 году журнал «Бедняк» провёл опрос своих читателей, как там обстоят дела с кулаками на селе. И что же? Оказалось, что после передела земли никаких реальных кулаков не осталось. Но были мифические. Как объясняли читатели, есть такие крестьяне, которые особым богатством похвастаться не могут, но, по сути, всё равно кулаки: не любят советскую власть и в Бога, понятно, верят.

Один такой мнимый кулак, а на самом деле крестьянин-середняк написал письмо в ЦК за три года до начала коллективизации: «Я имею лошадь, корову и 3 овцы, за то меня беднота зовёт буржуем». Таких и репрессировали. Смысл этого лживого термина – «раскулачивание» – в том, чтобы ограбить и изгнать именно середняков как главных противников колхозного строя. Приходят к нормальному, трудолюбивому крестьянину сельсоветчики-лодыри, говорят: «Корову отдай, лошадь отдай, землю тоже, да и курицы у тебя в хозяйстве явно лишние». Понятно, что он им отвечает: «Вот Бог, а вот порог». Лишь отняв у части крестьян всё, вплоть до белья, отправив в ссылку на погибель, можно было запугать остальных, заставить вступить в колхозы.

Отец Игнатий (Бакаев), помню, рассказывал: «У нас рядом стояли три села. В первое, самое большое, пришла разнарядка – стольких-то раскулачить. Но там все свои – родня, соседи. Спустили разнарядку в то село, что поменьше, но и там решили никого не выдавать. И тогда третье селение – самое маленькое, где наши жили, – оказалось крайним. Его выселили почти подчистую». Так вот и «раскулачивали». Если говорить о глубоко верующих крестьянах, то их вообще порой ничто не спасало, даже откровенная бедность. Не хочешь вступать в колхоз – значит, враг. Про священников и их семьи и говорить нечего.

Если хотите языком цифр, то, по данным динамической переписи Центрального статистического управления, доля «кулацких» хозяйств в РСФСР в 1929 году составляла 2,2 процента. Подчёркиваю, это не дореволюционные кулаки, а выдуманные – при Государе таких крестьян называли середняками. Между тем, согласно Директиве Политбюро ЦК ВКП (б), раскулачить требовалось 3-5 процентов хозяйств. То есть больше, чем было на самом деле. А потом начали «по-стахановски» этот план перевыполнять, так что в некоторых местах искореняли по 15 процентов хозяйств, доходило и до 20 процентов. Это, конечно, редкость, но процентов шесть были обыденностью, и это при том что значительная часть более-менее зажиточных крестьян, около 250 тысяч семей, как только поняла, к чему идёт дело, всё продала по дешёвке и рванула в город. Вместо них, понятно, «раскулачивали» опять же середняков.

* * *

Сколько людей при этом погибло, неизвестно. Историк Вера Королёва из Казахстана рассказывала мне:

«500 тысяч раскулаченных из России привезли по этой дороге в степь для освоения целинных земель. Маленькие дети, беременные женщины начали умирать уже в скотских вагонах, то есть в пути. А под Карагандой их просто высадили в голой степи. Вокруг ни кола ни двора. И люди начали рыть себе норы. Это было в августе, стояла страшная жара – до 50 градусов. Самые слабые, истощённые переселенцы погибли летом, в том числе почти все дети до 6 лет. К зиме бараков из самана на всех не успели построить, и люди так и зимовали в норах. Начался тиф, цинга. Три четверти людей вымерли от болезней, голода или просто замёрзли».

Так же было и под Котласом, и во множестве других мест. Как именно это помогло индустриализации, ума не приложу. Хотя столько лет слышу: «Помогло!» Как? Нет, я вовсе не отрицаю успехов в развитии страны в 1930-е годы. Но при этом мне ничего не известно о том, как всему этому помогла коллективизация. Зато знаю, как повредила. Будущий руководитель Наркомата танковой промышленности Вячеслав Александрович Малышев учился в начале 30-х в Москве в знаменитой Бауманке, был на хорошем счету – вроде его-то беда должна была миновать. Но нет, семья отчаянно голодала, вследствие чего старшая дочка родилась инвалидом. И если даже семья коммуниста, без пяти минут инженера так мучилась, представьте, что было с остальными: сколько миллионов человек потеряли здоровье, не говоря о миллионах умерших от голода крестьян. Вот так и «помогала» коллективизация индустриализации.

За раскулачиванием последовал голод

Те, кто отказывается это понимать, не хотят учиться на ошибках прошлого, вот в чём беда, и речь не о коллективизации как таковой. Русская деревня разрушена отчасти во времена СССР и в какой-то степени в последующие годы. Больше половины пашни заброшено, и даже там, где теплится жизнь, порой нет ни одной коровы. В общем, некого больше коллективизировать и раскулачивать, этой беды нам бояться больше нечего – всё, что можно было порушить, порушили. Другое важно, другая беда должна волновать: отрицание реальности во имя светлых идей – всё равно каких. Искажения истории ради будущих экспериментов над нашими народом – вот чего мы не должны допустить.

 

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

9 комментариев

  1. Алексей Иванович:

    “И моя душа тоскует по Советскому Союзу –
    так сказал один протоиерей”
    – – –
    ТОСКА ПО ПЛЕНУ.
    На реках Вавилонских… Известны печальные строки,
    Но касались, как видим, и там покаянных глубин.
    На советских реках говорить запрещалось о Боге:
    Плен советский безбожный страшней вавилонских чужбин.
    Что за время настало? Откуда повсюду подмены?
    Стал монахом тиран, всесоюзным курортом — ГУЛАГ.
    Позабыли отцы, вспоминая доступные цены,
    Что людей зарывали тогда без молитв, как собак.
    Мне напомнят, конечно, счастливое детство у моря,
    Целину, кукурузу, коммуну за ближней межой.
    И кино про уборку, и пир на колхозном просторе —
    Был бы рад за людей, если б те не платили душой.
    Кто припомнит картину: в Артеке ребячья ватага,
    Все с крестами несутся и славят безбожную власть?
    И представить смешно: не для всех черноморское благо,
    Без удавки на шее в Артек никому не попасть.
    Хоть родился в Союзе, однако советским я не был.
    И не прыгал, как все — человек покорил небеса!
    Я на небо глядел, на бездонное звёздное небо,
    И скорбел, что когда-то навечно закрою глаза.
    Не вступал в комсомол, с малолетства претила измена,
    Крест нательный носил, но тайком, опасаясь невзгод:
    Плен советский намного страшней вавилонского плена —
    Становился безбожной ордой православный народ.
    Две дороги в стране. Вы шагали к победам упрямо,
    Высоко поднимая плакаты и с идолом стяг.
    Вы смотрели на стройки, а мы на развалины Храмов.
    Вы стремились вперёд, чтоб, дойдя, пировать на костях.
    Ум и совесть, и честь — только партия этим владела!
    Остальных обрекла жить без совести, чести, ума.
    И душе ничего! Пятилетки и стройки для тела!
    Всех, кто думал иначе, ждала иль сума, иль тюрьма.
    Слышу слева и справа истошные вопли-укоры —
    Мол, отец фронтовик, а сынок на отца восстаёт.
    Но отвечу исчадьям взрывавших святые соборы:
    Мой отец воевал, защищая не власть, а народ.
    Забывается всё, и святое мешается с тленом.
    Кто когда на Руси оды тяжкому игу слагал?
    Был ли русич такой, чтобы он, воротившись из плена,
    Воспевал полоненье и чтил юбилеи врага?
    Таковых не бывало: иуд на Руси отлучали,
    Величали Святой нашу Матушку-Русь неспроста.
    Шли за веру на смерть и потомкам своим завещали:
    Рускiй — значит Христов, Русь не может стоять без Христа!
    На реках Вавилонских молчали органы и трубы,
    И ведомые в плен возносили молитвы Творцу…
    Коль тоска — смертный грех, то по плену тоска грех сугубый,
    И служителю Правды об узах тужить не к лицу.
    (иеромонах Роман Матюшин • 20-22 декабря 2018 года • скит Ветрово)

    ВСПЯТЬ.
    Да сгинет каиново дело —
    Превозноситься кумачом,
    Делить народ на красных, белых
    И брату угрожать мечом!
    Доколе тешиться обманом
    И лихолетье воспевать?
    Кадящему пред истуканом
    Христовым никогда не стать!
    Напрасно посещенье Храма,
    Пока язычник не поймёт:
    Носящих в сердце пентаграмму
    Нательный Крестик не спасёт.
    Чтоб искре Божьей разгореться,
    Умерь неистовый протест
    И вырви звёздочку из сердца —
    Или сними нательный Крест.
    Куда глядишь, вития лгущий,
    Подобно Лотовой жене?..
    Да истребится всяк зовущий
    К братоубийственной войне!
    Ни с красными, ни с казаками —
    Хотел бы под пасхальный звон
    Встать между братьями-врагами
    Преградой пулям с двух сторон.
    (иеромонах Роман Матюшин • 2 января 2019 года • скит Ветрово)

  2. Алексей Иванович:

    В ДОПОЛНЕНИЕ К СКАЗАННОМУ.
    – – –
    РЕЗУЛЬТАТЫ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ.
    Коллективизация имела тяжелые последствия. За первые три года с 1929 по 1932 год поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на треть, свиней и овец – более чем в два раза. На 10 процентов сократилось производство зерна. Но самыми страшными были человеческие потери: согласно переписи 1937 года, население СССР сократилось более чем на 10 миллионов человек по сравнению с 1926 годом.
    Крестьяне массово истребляли свой скот, не желая отдавать его в колхозы. Повальное раскулачивание разоряло деревни. В результате в 1932-1933 годах в стране разразился небывалый голод, охвативший около 30 миллионов человек. Голодали даже такие хлебные районы, как Кубань и Украина. По разным оценкам, от голода погибло 5-7 миллионов человек.
    Еще одним результатом коллективизации стало безразличие колхозников к обобществленному имуществу и к результатам своего труда. У них пропал стимул к плодотворному труду.

  3. Алексей Иванович:

    ОТЗЫВ на комментарий — Александр от 17.07.2020 в 11:32
    – – –
    Тов. нью-большевики, и примкнувшие к ним сочувствующие. У Вас общая безжалостная оценка безчисленных жертв кровавого режима, оправдание всего и вся.
    Страдания, слёзы и смерть невинных людей, гонение на Церковь и кровь мучеников, не вызывают у Вас даже доли сочувствия, а только безконечные разсуждения и оправдания произшедших преступлений.
    —————————————————
    Современные большевики утверждают, что коммунистическое мировоззрение основано на науке, вере в разум человека и его способности совершенствования.
    Тогда почему коммунистическое мировоззрение основанное на (и далее по тексту), уничтожило столько людей в России, Китае и Кампучии?!
    (К сведению — в 1968 году самым страшным событием было создание в Камбодже коммунистического течения «Красных кхмеров». Во главе государства встал «Брат номер один», генеральный секретарь коммунистической партии Салот Сар (более известный под партийной кличкой Пол Пот). За время нахождения у власти в столице Камбоджи, Пномпене режима Пол Пота, учитывая. жёсткую бескомпромиссную трактовку коммунизма, было уничтожено свыше 800 тысяч человек. Разумеется, никто не вел точного учета жертвам пномпеньской клики, но большинство международных обозревателей в Индокитае считали, что за три с лишним года в Кампучии уничтожено около трех миллионов граждан. Практически целиком прекратило существование национальное меньшинство чамы – эту народность вырезали поголовно.)
    Если коммунисту задать вопрос о репрессиях, они в ответ начинают говорить: —Сталиным было расстреляно всего несколько сотен тысяч человек, а это всего лишь несколько процентов от осужденных по всем уголовным статьям.
    Типа нормальная статистика исполнения наказаний, что вы хотите?
    Говоришь им, что таким же репрессиям завтра могут подвергнуться и они и их близкие, а они в ответ: это была суровая необходимость, во имя индустриализации страны, иначе бы Гитлеру войну проиграли. А то, что большевики слили первую мировую войну и подписали брестский мир это их не волнует, говорят: это Керенский во всем виноват.
    И знаете, это же замечательно, что современные коммунисты именно такие! Они были бы гораздо опаснее, если бы говорили о “нарушении ленинских норм, осуждённые партией”.
    А так их можно только поддержать: да, Ленин, Сталин, Мао и Пол-Пот — это и есть истинное лицо коммунизма! А не то, что некоторые воображают про равенство, светлое будущее и прочий набор словесной шелухи.
    Нет никаких противоречий между коммунизмом и сталинизмом. НЕ БЫВАЕТ КОММУНИЗМА БЕЗ СТАЛИНИЗМА.

  4. Алексей Иванович:

    «Такой разворот сознания очевиден у тех, кто, закрывая глаза на бывшие гонения, репрессии и террор, ностальгирует по безбожному советскому прошлому, поддерживает безбожную и кровавую коммунистическую идеологию и даже пытается оправдать таких гонителей Церкви, убийц и тиранов как Ленин и Сталин, т. е. у современных коммунистов и сталинистов. Когда страдания, слёзы и смерть невинных людей и даже гонения на Церковь и кровь мучеников извиняют “государственными интересами”, “величием страны”, “победой в ВОВ” и т. п.
    Но самое ядро, самая суть, квинтэссенция репрессий – это гонение на Церковь,- это главное, самое вопиющее к небу злодеяние коммунистов. В котором они превзошли фашистов. Ведь гонение на Церковь – это не просто безбожие и не только преступление против человека, но Богоборчество.
    Причём, гонения на Церковь, как и вообще репрессии, – черта не только сталинизма, но и вообще коммунизма. Сталинизм является просто кульминацией, наиболее последовательным приведением в жизнь идей коммунизма, а вовсе не его искажением, как некоторые считают с целью оправдать коммунизм путём отмежевания от сталинизма. Дело в том, что гонения на Церковь, как и вообще репрессии, начались сразу с приходом к власти коммунистов и с разной интенсивностью продолжались на протяжении всего советского периода до конца правления коммунистов (кон. 80-х гг.). Так что, осуждению в злодеяниях подлежит не только сталинизм в частности, но коммунизм вообще.
    Самый пик, кульминация гонений пришлась на 1937-38 гг. при Сталине.
    “В 1937–1938 гг. террор вновь усилился, были арестованы почти все священнослужители и многие верующие миряне, закрыто более 2/3 действовавших в 1935 г. храмов, существование церковной организации оказалось под угрозой…
    В начале 1937 года власти поставили вопрос о существовании РПЦ в качестве всероссийской организации… По данным правительственной Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, в 1937 г. было арестовано 136 900 православных священно и церковнослужителей, из них расстреляно 85 300; в 1938 г. арестовано 28 300, расстреляно 21 500; в 1939 г. арестовано 1500, расстреляно 900; в 1940 г. арестовано 5100, расстреляно 1100; в 1941 г. арестовано 4 000, расстреляно 1900… Можно с уверенностью сказать, что гонения, обрушившиеся на РПЦ в кон. 30-х гг., были исключительными по своему размаху и жестокости не только в рамках истории России, но и в масштабе всемирной истории. В 1938 г. советская власть завершила 20-летний период гонений, в результате которых процесс разрушения был доведен до состояния необратимости… расстрелянные более 100 архиереев, десятки тысяч священнослужителей и сотни тысяч православных мирян стали невосполнимой утратой для Церкви” (“Православная энциклопедия”, т. “РПЦ”, “Гонения на РПЦ в советский период”).
    “Из этих десятилетий особенно жестокими были гонения первых 20 лет, и из них самыми беспощадными и кровавыми были гонения 1937 и 1938 гг. Эти 20 лет беспрестанных гонений дали РПЦ почти весь сонм мучеников, поставив ее по величию подвига наравне с древними Церквами” (там же). Церковь не участвует в политике. Но, Церковь оценивает всё в этом мире, в т. ч. и политику, (не с политической, но) с вероучительной (идеологической) и нравственной стороны, т. е. на соответствие или несоответствие истине и воле Бога. И свидетельствует об этом. Короче говоря, речь не о политике, но о вероучительной (идеологической) и нравственной оценке в т. ч. политического вопроса.»
    (статья дана в сокращении, советую всем желающим знать правду, прочитать её
    полностью – Сайт священника Алексея Шляпина “Православное отношение к коммунизму и сталинизму”)

  5. Александр:

    Одним из основных способов обогащения кулака – дача денег или зерна в рост. То есть: кулак дает деньги своим односельчанам, или дает зерно, посевной фонд бедным односельчанам. Дает с процентами, довольно приличными. За счет этого он этих односельчан разоряет, за счет этого он становится богаче.

    Как этот кулак получал свои деньги или зерно обратно? Вот он дал, допустим, зерно в рост – это происходит, например, в Советском Союзе в 20-е годы, то есть до раскулачивания. Заниматься такой деятельностью по закону кулак не имеет права, то есть никакого ростовщичества для частных лиц, никакой кредитной практики не предусматривалось. Получается, что он занимался деятельностью, которая, по сути, была противозаконной. Можно, конечно, предположить, что он обращался в советский суд с просьбой, чтобы с должника взыскали его задолженность. Но, скорее всего, происходило иначе, то есть шло банальное выбивание того, что должник должен. Именно крайне жесткая политика с выбиванием долгов и дала кулакам их название.

    Итак, кто такие кулаки?

    Распространенное мнение, что это наиболее трудолюбивые крестьяне, которые стали более богато жить за счет своего героического труда, за счет большего умения и трудолюбия. Однако кулаками называли не тех, кто более богат, кто более сытно живет. Кулаками называли тех, кто использовал труд батраков, то есть наемный труд, и тех, кто занимался ростовщичеством на деревне. То есть кулак – это человек, который дает деньги в рост, скупает земли своих односельчан, и постепенно обезземеливая их, используют их в качестве наемной рабочей силы.

    Кулаки появились задолго до революции, и, в принципе, это был достаточно объективный процесс. То есть, с улучшением системы обработки земли самым нормальным объективным явлением является увеличение земельных участков. Более крупное поле проще обработать, оно получается более дешевым в обработке. Крупные поля можно обрабатывать техникой – обработка каждой отдельной десятины получается дешевле, и, соответственно, такие хозяйства более конкурентоспособны.

    Через увеличение величины земельных наделов проходили все страны, которые переходили из аграрной в индустриальную фазу. Это хорошо видно на примере американских фермеров, который сегодня в Соединенных Штатах немного, но поля которых простираются далеко за горизонт. При этом имеются в виду поля каждого отдельного фермера. Поэтому укрупнение земельных участков факт не только естественный, но даже необходимый. В Европе этот процесс назывался пауперизацией: с земли сгонялись малоземельные крестьяне, земля скупалась и переходила во владения лендлордов, либо богатых крестьян.

    А что происходило с бедными крестьянами? Обычно их вытесняли в города, где они или шли в армию, во флот, в той же самой Англии, или устраивались работать на предприятия; или нищенствовали, грабили, умирали с голоду. Для борьбы с этим явлением в Англии были введены в свое время законы против бедных.

    И подобный процесс начался в Советском Союзе. Начался он после гражданской войны, когда был произведен передел земли по количеству едоков, но при этом земля находилась в полном пользовании крестьян, то есть крестьянин мог землю продать, заложить, подарить. Этим и воспользовались кулаки. Для Советского Союза сама ситуация с переходом земли к кулакам была мало приемлема, так как была связана исключительно с эксплуатацией одних крестьян другими крестьянами.

    Существует мнение, что кулаков раскулачивали по принципу – есть лошадь, значит, зажиточный, значит кулак. Это не так. Дело в том, что наличие средств производства подразумевает и то, что на них должен кто-то работать. Допустим, если в хозяйстве 1-2 лошади, которые используются как тягловая сила – это ясно, что крестьянин может работать сам. Если в хозяйстве есть 5-10 лошадей, как тягловая сила, ясно, что сам крестьянин на этом работать не может, что он обязательно должен кого-то нанимать, кто будет использовать этих лошадей.

    Критериев определения кулака было всего два. Как я уже говорил – это занятие ростовщической деятельности и использование наемного труда. Другое дело, что по косвенным признакам – например, наличие большого количества лошадей или большого количества техники – можно было определить, что этот кулак действительно использует наемный труд.

    И возникла необходимость определить, какой будет дальнейший путь развития села. То, что укрупнять хозяйства необходимо – было совершенно очевидно. Однако, путь, идущий через пауперизацию (через разорение бедных крестьян и вытеснение их из деревни, либо превращение их в наемную рабочую силу), был на самом деле очень болезненным, очень долгим и сулил действительно большие жертвы; пример с Англией.

    Второй путь, который рассматривался, – это избавиться от кулаков и провести коллективизацию сельского хозяйства. Хотя в руководстве Советского Союза были сторонники обеих вариантов, победили те, кто выступал за коллективизацию. Соответственно, кулачество, которое являлось именно конкуренцией колхозам, должно было быть ликвидировано. Было принято решение провести раскулачивание кулаков, как социально чуждых элементов, а их имущество передать создающимся колхозам.

    Какие были масштабы этого раскулачивания? Конечно, раскулачено было очень много крестьян. В общей сложности раскулачиванию подверглось более 2-х миллионов человек – это почти полмиллиона семей. При этом раскулачивание шло по трем категориям: первая категория – это те, кто оказывал сопротивление советской власти с оружием в руках, то есть организаторы и участники восстаний, террористических актов. Вторая категория – это прочий кулацкий актив, то есть люди, которые выступали против советской власти, боролись против нее, но пассивно, не используя оружие. И, наконец-таки, третья категория – это просто кулаки.

    В чем было различие между категориями? Кулаками, относящимися к первой категории, занимались «тройки ОГПУ», то есть часть из этих кулаков была расстреляна, часть — отправлена в лагеря. Вторая категория – это семьи кулаков первой категории, и кулаки с семьями по второй категории. Они подвергались высылке в отдаленные места Советского Союза. Третья категория – так же подлежали высылке, но высылке в пределах того региона, где они жили. Это как, допустим, в Московской области выселить из окрестностей Москвы на окраину области. Всех этих трех категорий набиралось более 2-х миллионов человек с членами семей.

    Много это или мало? На самом деле, статистически, это получается где-то одна кулацкая семья на одну деревню, то есть одна деревня – один кулак. В некоторых деревнях, конечно, выселяли по несколько семей кулаков, но это лишь означает, что в других деревнях кулаков не оказывалось вообще, их не было.

    И вот выселили больше 2-х миллионов кулаков. Куда их выселяли? Есть мнение, что выселяли в Сибирь, выбрасывали чуть ли не в снег, без имущества, без еды, без ничего, на верную погибель. На самом деле, это тоже не соответствует действительности. Большинство кулаков действительно, которые выселялись в другие регионы страны, выселялись в Сибирь. Но они использовались в качестве так называемых трудопоселенцев – они строили новые города. Например, когда речь идет о героических строителя Магнитки и речь идет о раскулаченных выселенных в Сибирь, зачастую речь идет об одних и тех же людях. И лучшим примером тому служит семья первого президента Российской Федерации. Дело в том, что его отец был как раз раскулаченным, а дальнейшая его карьера сложилась в Свердловске, бригадиром.

    Какие страшные репрессии применялись против кулаков? Но здесь вполне очевидно, раз он стал бригадиром среди рабочих, то наверное репрессии были не очень жестокие. Поражение в правах тоже, как сказать, если учесть, что сын кулака стал впоследствии Первым секретарем свердловского Обкома партии.

    Разумеется, при раскулачивании были достаточно многочисленные перекосы, то есть иногда была действительно ситуация, когда середняков пытались объявить кулаками. Были моменты, когда умудрялись кого-нибудь оклеветать завистливые соседи, но такие случаи были единичными. Собственно, жители деревни сами определяли, кто у них в деревне кулак и от кого нужно избавиться. Понятно, что справедливость здесь торжествовала не всегда, но решение о том, кто такие кулаки, принималось не сверху, не советской властью, оно принималось самими односельчанами. Определялось по спискам, представленными комбедами, то есть жителями этого самого села, и решалось, кто конкретно кулак и что с ним дальше делать. Сельчане определяли и категорию, к которой будет отнесен кулак: злостный это кулак или скажем так просто мироед.

    Более того, проблема кулаков существовала и в Российской Империи, где богатые крестьяне умудрялись подмять под себя село. Хотя сельская община сама по себе от роста кулаческого землевладения отчасти защищала, и кулаки стали в основном нарождаться после Столыпинской реформы, когда некоторые становились богатыми, фактически скупали все земли своих односельчан, заставляли односельчан на себя работать, становились крупными продавцами хлеба, по сути, становились уже буржуазией.

    Была и другая картина, когда те же самые односельчане, объявив кулака мироедом, благополучно топили его в ближайшем пруду, потому что на самом деле все богатство кулака строится на том, что он сумел отнять у своих односельчан. Дело в том, что как бы хорошо ни работали люди на селе… почему нельзя, допустим, трудолюбивому середняку стать кулаком? Его богатство ограничено размером его земельного надела. Пока он пользуется той землей, которую его семья получила по принципу раздела по числу едоков, много богатства этот крестьянин получить не сможет, потому что урожайность на полях вполне ограничена. Хорошо работает, плохо работает, сравнительно небольшое поле приводит к тому, что крестьянин остается достаточно бедным. Для того, чтобы крестьянин стал богатым, он должен что-то забрать у других крестьян, то есть это идет именно вытеснение и обезземеливание своих односельчан.

    Если говорить о страшных репрессиях против кулаков и их детей, то есть очень хорошее постановление Совета Народных Комиссаров СССР, где сказано: «Детям спецпереселенцев и ссыльных при достижении ими шестнадцатилетнего возраста, если они ни чем не опорочены, паспорта выдавать на общих основаниях и не чинить им препятствий к выезду на учебу или на работу». Дата этого постановления 22 октября 1938 года.

    Собственно, альтернативным путем постепенному укрупнению хозяйств за счет пауперизации оказалась коллективизация. Крестьяне в тех селах, где уже не осталось никаких кулаков, постепенно сводились в колхозы (кстати, чаще всего, вполне себе добровольно) и получалось, что на одну деревню имеется общее поле, достаточно обширное, на которое выделялась техника, с помощью которой это поле и обрабатывалось. По сути, жертвами коллективизации оказались только кулаки. И кулаки, как бы многочисленны ни были жертвы, составляли менее 2% от всего сельского населения Советского Союза. Как я уже говорил ранее – это где-то одна семья на одно довольно большое село.

  6. Алексей Иванович:

    Владимир, благодарю за статью.

    Грандиозная по своему масштабу трагедия гибели
    самого непокорного и светлого на земле народа.

  7. Алексей Иванович:

    Даже коммунисты, называя себя атеистами, живут верой. Попробуй убеди их, что переворот 1917 года был осуществлён на японские, немецкие и еврейские деньги – бесполезно. А ведь в своих мемуарах американский банкир Якоб Шифф хвастал, что он выделил «русским» революционерам 21 миллион долларов (1 млрд по нынешнему курсу), «чтоб низвергнуть русского царя». Убеждённый коммунист просто не может вместить это, рефлекс самосохранения не даёт, потому что тогда разрушатся столпы его существования, а значит, и смыслы, интерес к жизни.
    ————————————————-
    Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895)
    Основоположники коммунизма. Много лет со всеми удобствами жили и работали в Британии — центре мирового капитализма — призывая оттуда к революциям в своей родной Германии и в иных странах. По причине большого числа русофобских пассажей в их работах, в Советском Союзе (где Маркс и Энгельс считались корифеями науки и высочайшими авторитетами) так никогда и не издали их полного собрания сочинений.
    Cчитали Россию главным препятствием для осуществления своих замыслов о мировой революции: «Славянские варвары – природные контрреволюционеры, особенные враги демократии» (Маркс).
    Энгельс создал и распространил миф об угрозе панславизма «цивилизованным нациям» Европы: «это нелепое, антиисторическое движение, поставившее себе целью ни много, ни мало, как подчинить цивилизованный Запад варварскому Востоку, город — деревне, торговлю, промышленность, духовную культуру — примитивному земледелию славян-крепостных… За этой нелепой теорией стояла грозная действительность в лице Российской империи… в каждом шаге которой обнаруживается претензия рассматривать всю Европу как достояние славянского племени».
    Энгельс писал о том, что необходима «безжалостная борьба не на жизнь, а на смерть с изменническим, предательским по отношению к революции славянством… истребительная война и безудержный террор». «Да, ближайшая всемирная война сотрет с лица земли не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы, — и это также будет прогрессом!».
    ————————————————-
    Лживая сказка, что Советский Союз и псевдокоммунистический строй – это прямо был рай на земле для русского человека, самый передовой период его истории. Только почему-то умалчивают, что у нашего народа благодаря этому “передовому периоду” впоследствии были преступно отторгнуты многие этнические земли, которые сегодня принадлежат народам Кавказа, Казахстана, Украины и прочим. Там проводились, всякого рода “украинизации” (начиная с 30-х годов) и прочие виды дискриминации, в результате чего впоследствии были отторгнуты от русской идентификации и родной земли миллионы наших одноплеменников. Кроме русских, досталось и русинам Прикарпатской Руси, которая присоединилась к СССР после Второй Мировой. И всё это плоды преступной политики советской власти против русского народа.
    А некоторые, это бывшие русские Малороссии и Новороссии, наслушавшись украинизаторов-коммунистов, и вовсе теперь считают себя другим народом и люто ненавидят Россию, воюют против неё. Так чья это вина, как не большевиков? Почему надо любить национальное предательство и ненависть большевизма к русским?
    Когда мы критикуем советский строй, то не подвергаем сомнению успехи СССР, которые и правда были, мы говорим об антирусском характере этого государства, из-за глупой политики которого потом оно развалилось вместе с этническими русскими землями. После этих национально-территориальных экспериментов случилась величайшая трагедия русского народа, от которой мы не можем до сих пор оправиться.

  8. Владимир Григорян:

    Хотели, как лучше, а получилось что получилось. Недаром говорят, что благими намерениями вымощена дорога в ад

  9. Аноним:

    Ну и где теперь эти колхозы,ради которых искалечили сотни судеб людей?Как ни крути эту историю,а вывод один-власть враг народа номер один.

Добавить комментарий