«Матерь Божья не оставит»

На гербе рабочего посёлка Коноша изображена коняшка. Но стука лошадиных копыт тут не услышишь, вместо него – стук вагонных колёс, трубы и флейты паровозов. Станция Коноша – крупный железнодорожный узел Северной ветки. Один за другим подходят или отправляются пассажирские поезда, отдыхают на запасных путях товарняки. Башня-водокачка, часовенка, заросли малины возле привокзальных домиков, добродушные дворняги – милый сердцу вид обычной северной станции. Не окажись у меня нескольких часов между поездами, пришлось бы и ограничиться этим видом. К счастью, время в запасе было.

По левую руку от железнодорожных путей – «деревенская» Коноша: запах печек, палисадники, сараи, сложенные из промазученных старых шпал. А за мостом – «городская» часть посёлка. Здесь дома в несколько этажей, магазины, почта, воинский мемориал. Помня, что все дороги ведут в храм, я просто шла вперёд – ведь не может быть, чтобы в Коноше не было церкви. И правда: вдалеке между деревьев показались маковки.

Между деревьев показались маковки церкви

В храме – светло и хорошо, как бывает в сельских церквах. А сколько цветов!

…Внутри было тихо, лишь из трапезной раздавались женские голоса. В храме – светло и хорошо, как бывает в сельских церквах. А цветов-то сколько! – видно, все прихожане несут сюда свои астры, георгины и ромашки. Перед большим образом преподобного Серафима особенно пышные букеты – позавчера был престольный праздник, и цветы ещё бодро держат головки, не успели завянуть. Зашла в свечную лавку купить свечку. «Не желаете приобрести именной кирпич? – обратилась ко мне свечница. – Мы храм строим». «А давайте наша газета “Вера” напишет об этом, – предлагаю. – Это и станет нашим “кирпичиком”». «Было бы очень хорошо! – обрадовалась свечница. – Вам надо с батюшкой поговорить. Он сейчас на стройке».

Протоиерей Михаил Харчук с несколькими рабочими был на объекте, возле полукруглой кирпичной стены обсуждал с ними текущие задачи. Он давно уже привык к появлению при храме странников с железной дороги и не удивился. Но когда узнал, что на сей раз Господь послал корреспондента, да ещё православной газеты, тоже обрадовался предложению дать интервью, и вскоре мы расположились в уютном кабинете, где проходят занятия воскресной школы.

Когда засияют купола…

– Батюшка, не страшно вам начинать строительство такого храма? Похоже, он обещает быть большим.

– На всё воля Божия. К сожалению, поруган храм маленечко. Не в прямом смысле, а в духовном – меньше стали люди думать о Боге. По моим наблюдениям, до 2014 года, до кризиса, народ более ревностно относился к вере. Конечно, условия, в которые поставило нас государство, вся наша суетная жизнь отдаляют нас и от Церкви, и от дел милосердия. Но для того и строим храм. Вижу, что многие люди могли бы обратиться к вере, но по своей многозаботливости остывают. Когда же засияют купола на новом храме Воскресения Христова, надеюсь, что души раскроются, чтобы впустить благодать Божию, и наш приход будет возрастать из силы в силу. Но для этого нужно сегодня потерпеть, поскорбеть, помолиться, в чём-то себя ограничить ради главного.

– А нынешний храм Преподобного Серафима – как давно он был построен?

– Если точнее сказать – перестроен. Из здания Сбербанка. В Коноше никогда не было храма. Православная община образовалась здесь в 1994 году, тогда и стали хлопотать о выделении ей места.

Серафимовский храм в Коноше

– Откуда же так много старинных икон? Такое чувство, что находишься в старой, намоленной церкви.

– Все наши старинные иконы когда-то украшали храмы, которые находились в окрестных деревнях. Например, в деревне Папинской, в 50 километрах от Коноши, стоит великолепный каменный храм Преображения Господня. Он был закрыт в 1937 году, и в безбожное время люди из любви ко Христу прятали иконы у себя. Те бабушки и дедушки отошли в мир иной, а их дети, к сожалению, не видели в спасённых иконах ничего, кроме средства заработать, и легко могли с ними расстаться за бутылку заразы. Многие иконы, которые есть в нашем храме, мы приобрели у таких людей. А были и те, кто во славу Божью отдавал, лишь бы воры не украли. Конечно, мы это воспринимаем как дар, милость Свыше, ведь Господь Сам определяет, где какой иконе пребывать. Некоторые говорят мне: «А может, батюшка, продадим иконочку-другую коллекционерам – и быстро построим храм!» Святыней торговать никто не имеет права, какие бы трудные времена ни были. Она пришла в храм, чтобы спасать нас.

Отец Михаил подводит меня к старинным иконам:

– Вот образа Воскресения Христова и Успения Божией Матери – они тоже из иконостасов закрытых во время гонений храмов. Иоанн Предтеча и святитель Николай, старинная иконочка. А вот образ почаевских святых. Протираем, протираем стекло – а появляется что-то на нём, как бы миро. А эта икона обновилась – Матерь Божья и Иоанн Предтеча. Когда мы её нашли, чёрная как уголь была. А сейчас по милости Божией изображение проступило.

На медной ризе большого Троицкого образа читаю надпись: «1870 год. Сия риза работана усердием вдовы Лукерьи Латкиной деревни Куфтыревской».

Неожиданно к отцу Михаилу обращается женщина в нарядном платье и туфлях на высоком каблуке:

– Батюшка, я хочу помочь в храме полы помыть. Вы благословляете?

– Благодарю, солнышко. Сегодня всё сделано. Если только завтра. Приходите часов в одиннадцать.

Женщина уходит, в храме гулко раздаётся, затихая постепенно, уверенный стук каблуков. Отец Михаил качает головой с улыбкой: «О-ох», – и продолжает рассказ:

– У батюшки, что служил тут до меня, в кабинете находился аналой с иконой Воскресения Христова, с житием. Она уже старенькая была, в не совсем опрятном состоянии, но мы решили на Пасху именно её положить на главный аналой храма. Ведь этому образу уже много сотен лет; может быть, какой-то святой молился перед ним… И знаете, с каким трепетом прикладывались к ней люди! А недавно мы обнаружили Плащаницу – века, наверно, семнадцатого, уже почти истлевшую от времени. Она находилась в образе Воскресения. То есть какие-то люди до нас молились с мыслью, что до Воскресения была Страстная седмица, Его страдание, Его распятие. И если бы не было Христа – не было бы самой жизни. «Радость моя, Христос воскресе!» – говорим мы каждому человеку, приходящему в храм в воскресный день, – так батюшка Серафим говорил.

Воскресный день в Серафимовском храме. Отец Михаил причащает прихожан

– И строите Воскресенский храм. Как продвигается строительство, батюшка?

– Господь сподобил меня поднимать уже третий храм. Раньше я нёс служение в посёлке Ерцево Архангельской области. Там и были возведены две церкви – Казанской Божией Матери и Архистратига Божия Михаила, причём последняя – на территории колонии строгого режима (в пос. Ерцево с 1941 г. находилась головная контора Каргопольлага. В этом месте отбывал ссылку известный старец Иоанн (Крестьянкин). – Ред.).

Я благодарю Бога за такое послушание. Батюшка Иоанн Кронштадтский говорил очень важные слова: «Если вам выпала честь строить храм, не отказывайтесь, ибо это вам награда».

– Строители наши мусульмане, – продолжает батюшка. – К великому своему стыду, должен сказать, что русские отказались. Я нашёл вначале три бригады русских людей. Обращаюсь к ним: «Ребятушки, есть проект, есть возможность заработать деньги – пожалуйста, стройте». Одним показалось денег мало. Другие: «Что, храм строить?! Не-ет!» У третьих тоже какие-то причины нашлись. Я думаю: что же делать-то, если все отказываются? куда же ещё обращаться? Обратились к святителю Николаю. Почитали акафист – и приходит человек, говорит: «Есть люди, которые готовы строить. Но они иноверцы – мусульмане». И вот эти люди строят храм. И слава Богу!

Храм Воскресения Христова потихоньку растёт ввысь. А работают на его строительстве мусульмане.

Работают с удовольствием, не курят, ни одного ругательного слова, ни вкушения спиртных напитков, ни пререканий. За какие-то три месяца втроём подняли храм. А ширина кирпичной стены – метр и десять сантиметров! Один из них, Юсуф, мулла. Не могу нарадоваться на этого муллу! Говорит: «Мне неважно, для кого я строю храм – для христиан или для мусульман. Я строю Богу». И я увидел в этом Промысл Божий. Это так важно, чтобы люди строили со страхом Божьим, благоговением – «для Бога»!

– А кроме профессиональных строителей, кто-то помогает на стройке?

– Я прошу: «Матерь Божия, батюшка Серафим, пошлите мне людей в помощь!» И посылают. Но только для этого надо самому жить по заветам преподобного – любить каждого, кто приходит. А приходят к нам люди разные – из тюрьмы освободившиеся или те, кого высадили из поезда за плохое поведение. Куда им деться? Идут в храм. Случаев двадцать-тридцать было за три года, пока тут служу. «Батюшка, помогите ради Христа!» «Кто же вас послал сюда?» – спрашиваю. «Да милиционеры! Сказали, что дадите». Они идут с надеждой, и если я вижу, что человек раскаялся в том, что напился, подрался, то помогаю. А то начинает юлить: мол, не виноват, меня обидели, забрали паспорт… «Скажи правду», – говорю. И тогда он признаётся: сожалею, мол, согрешил, пустился во все тяжкие. Если можешь, батюшка, помоги. И вот тогда сердце смягчается.

Как я проявлю любовь к ближнему, так и Боженька Свою любовь ко мне проявит. На престольный праздник батюшки Серафима перед самой литургией странник пришёл: «Вот, батюшка, еду, поиздержался. Не поможете ради Христа?» А может, это сам батюшка Серафим пришёл в облике этого человека? Оказывается, ему люди подсказали, что тут есть храм батюшки Серафима и надо туда идти. Много таких случаев было: едут через Коношу и приходят к нам. Один из таких людей – Василий Михайлович, 63 года ему. Он русский, приехал из Запорожья. Ему приснилось ночью, что он должен строить храм Серафима Саровского в России. «И вот, – рассказывает, – начался Великий пост, и тянет меня в Россию – не могу! Сказал друзьям и близким: поеду в Москву, буду там при монастыре жить». Приехал, а батюшка говорит: «Гражданство мы тебе сделать не можем, езжай обратно. Сделаешь – тогда и приезжай к нам». В столице у Василия Михайловича живёт сестра, обратился было к ней за помощью, но и она отказалась хлопотать. Разочаровался. «Поеду-ка, – думает, – в Коношу, там тоже, говорят, есть храм Серафима Саровского». И приехал. Как раз в тот момент, когда мы привезли кирпичи и начали кладку. Пришёл он ко мне: «Батюшка, ради Христа, прими меня, странника. Я из Украины, вот мой паспорт. Мне нужно прописку сделать, пожить где-то. Я хотел бы здесь послужить Богу – видел сон…» Я был в затруднении, как поступить – а вдруг это наветы дьявола? Ну, говорю, как Бог даст, походите пока на службы, поживите, посмотрим, как в храм будете ходить.

Василий Михайлович, послушник из Запорожья

Он стал жить в гостинице, ходить в храм. Читал Псалтирь, Евангелие – оказалось, такой молитвенник! И стало мне совестно: испытываю его, проверяю, а кто я такой? Хуже всех. Ну, помог ему, слава Богу, с пропиской, с проживанием, заканчиваем оформлять гражданство. «Батюшка, – говорит, – я больше не хочу никуда. Моё сердце здесь, здесь и буду нести послушание». И вот трудится.

А чудеса – они совершаются постоянно. Расскажу ещё историю. Я в ту пору служил в Ерцево, строил храм при колонии. Денег не было ни копейки. И вот как Матерь Божия всё устроила. Ехал в поезде человек из Москвы в Коношу. И слышит разговор: вот, мол, у нас в Ерцево храм сгорел, а батюшка, бедный, старается, но не может построить новый. Этот человек приехал в Коношу, взял такси до Ерцево. Я был как раз в храме, стучал молотком – к тому времени уже была коробка деревянная поставлена. Человек спрашивает: «Батюшка, в чём у вас нужда, сколько нужно средств?» Говорю: «Ну вот, сколько Бог дал, строим уже три месяца…» – «Ну, теперь Он даст больше». И продолжил: «Вот вам пять миллионов. Их хватит, чтобы построить храм?» Я чуть не упал! «Это для начала пять», – уточнил он. И сказал, чтобы я не удивлялся – скоро прибудут строители. И правда, прибыла строительная бригада и за три месяца возвела храм Архистратига Михаила. Как в сказке. Я даже не понимал, что происходит: машины всё едут, подвозят материалы для стройки… Настолько это было поразительно! Так и в Коноше, будем верить, Матерь Божия нас не оставит. Надо только своей жизнью доказать, что мы любим Христа, и тогда подастся нам помощь, какой и не ожидали. Но надо потерпеть. Ничего, мы потерпим, помолимся. В прошлом году мы, по милости Божией, весь пост читали Псалтирь в храме – и вдруг приходит машина с кирпичом. Откуда, кто прислал? – никто не знает.

– Вам уже можно составлять летопись чудес Воскресенского храма!

– А вот ещё одно. Молодой человек лет двадцати пяти, Алексей, перечислил сто тысяч. Объяснил: «Копили на отпуск с женой. Но решили вам передать – услышали, что строите церковь». Чудеса встречаются очень часто. Надо только быть верным Христу и Его заповедям. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его» – и всё приложится.

У мирской власти свои заботы и проблемы, но с Господом мы сами можем многое сделать. Человек немощен, но Бог всемогущ. В прошлом году мы ещё думали: невозможно храм построить. Доходов нет, а что есть – это мизерный процент от того, что нужно. Но Господь вразумил, и мы сделали листовки – свидетельства об именном кирпиче. На сегодня приобрели кирпичи около шести тысяч людей, и о них теперь, после закладки камня, который наш владыка Василий освятил в мае, совершается Ангелом молитва. И как же было бы важно, чтобы весь храм был из «именного» кирпича! А в нём будет около ста тысяч кирпичиков. Многие жалеют денег, или не знают, или ленятся. Но у нас уже есть пример – нижний храм батюшки Серафима готов.

Счастливый человек

За моей спиной открылась дверь, и кто-то вошёл. Это матушка Мирослава принесла нам чаю. Она с улыбкой поставила на стол поднос с дымящимися чашками и печеньем – и тут же вышла. Но я успела заметить её тёмные брови дугой, а также удивиться про себя внешнему сходству батюшки с матушкой – оба красивые, статные. От чашек уютно пахло чабрецом, и разговор естественным образом свернул на семейную тему.

– Думаю, я счастливый человек. У меня, слава Богу, семья: матушка, дочка, родители живы – Николай Михайлович и Надежда Степановна. Матушка моя, как и я, родом из Украины, из города Почаева. И сам я родился в Почаеве, дом наш стоял метрах в восьмистах от Почаевской лавры. А матушка жила в деревне, в девяти километрах от Почаева. И вот в 1998 году Господь судил мне встретить её. В 1999-м повенчались. У нас растёт дочь Ангелина, заканчивает в этом году школу. Всей семьёй каждое лето едем домой, в Лавру, потому что знаем, что Матерь Божья нас покрывает, любит, оберегает от всякого зла.

(Вспомнилось: когда вошла в храм, в трапезной кто-то сказал: «Сладкий арбуз Ангелинка выбрала! Надо всегда её посылать». Лёгкая рука у дочери о. Михаила и м. Мирославы.)

Матушка Мирослава — добрая помощница отца Михаила

– Я начал свою службу духовную в Сибири, в Барнауле, – рассказывает отец Михаил. – Это был двухтысячный год. На Введение в Покровском кафедральном соборе владыка Антоний – Царство ему Небесное – рукоположил меня в диаконы, а уже 10 декабря, на Знамение Божией Матери, во иерея. И вот, послуживши в Горном Алтае, по милости Божией приехал в Архангельскую область и с тех пор здесь, на Севере. Уже 17-й год я священник, и в моей практике много было и добрых моментов, и не совсем, но во всём вижу Промысл Божий, потому что, если ты встал на путь священства, ты знаешь, что это путь не гладкий, а тернистый, с искушениями. Но ты со Христом, твоё оружие – крест, а защита – молитва, и всё у тебя будет хорошо. Благодарен Ему, что несу служение здесь.

– Обе даты вашего служения – праздники в честь Богородицы. И рукополагали вас в Покровском соборе… Наверно, это символично?

– Я с младенчества и до сего дня чувствую покров и милость ко мне, грешному, Божией Матери. Вырос я при Почаевской Успенской лавре. Маленьким задумывался: как можно видеть святых? Как сейчас помню: ночная Рождественская служба. Каково мальчику пяти лет не спать ночью? Это же мука! Мама брала маленький стульчик, ставила перед собой, сажала меня на него: ты, говорит, спать захочешь – садись и спи. Но мне же не спится, надо покрутиться-повертеться. А в Лавре есть такой огро-омный образ Николая Угодника. Верчусь, маму тереблю: когда домой пойдём? И вдруг глянул на образ святителя Николая – у него рука-то была сложена в благословении, а сейчас он пальцем мне грозит! Я на всю жизнь запомнил этот грозящий мне палец! В семь лет я стал уже послушником, иподьяконом владыки Сергия, и всё ходил смотрел на эту икону – никогда больше не повторялось такого.

Когда встал перед выбором, куда идти, кем быть, мама подошла к старцу Богдану (был в Лавре такой прозорливый старец) с вопросом: что делать, батюшка, сыну? Хочет в армию идти служить. Я хотел стать военным. Старец говорит: «Да пусть идёт служить, что ты ему запрещаешь? Всю жизнь служить будет…» Она пришла домой, плачет: «Иди, иди, служи…» На причастие подошёл к этому батюшке, он спрашивает: «Хочешь служить?» – «Хочу, батюшка, спортом занимался всё время…» А девяностые годы тяжёлые были, всякие переделки, надо было доказывать, что ты сильный. Он и говорит: «Ты служить будешь, но по-другому. Давай-ка в семинарию поступай». – «Да я же, батюшка, ничего не знаю!» – «“Отче наш” знаешь?» – «Да». – «Ну и хватит для поступления». И когда я решил поступать в семинарию (а у нас же своя, Почаевская) и готовился к поступлению, я был поражён, насколько легко за несколько дней дался материал, который люди неделями изучают. Когда пришёл к отцу Богдану с известием, что принят, он и говорит: «Да знаю я, можешь не говорить». Он благословил меня и жениться, и в Барнаул ехать. Приезжаю туда в 2000-м, меня рукополагают, рождается ребёнок и… вы знаете, как по маслу всё. Это его «всё у тебя будет хорошо» всё время со мной, каждый день сбывается. Его уже нет на свете, но знаю, что он непрестанно молится обо мне, как и обо всех, кого взял в своё духовное окормление. И мои друзья в Почаевской лавре, многие из которых уже монахи, молятся и просят Господа, чтобы Он дал сил сопротивляться злу.

– Как они живут во враждебном окружении Униатской Церкви?

– Знаете, они сегодня живут упованием на Бога. Молитва, пост, послушания – ничего у них больше нет. Но когда я бываю в Почаевской лавре, то вижу, что у людей радость на лицах, все добродушные, улыбаются! Простые люди сохранили братскую любовь друг к другу. Вот я приезжаю туда с российскими номерами на машине, разговариваю по-русски – и никто меня не бьёт, не гонит никуда. И со всеми общаюсь, желаю всем мира, добра – всё хорошо! Вот на таможне маленечко задираются. Но когда едешь с благословением, смирясь заранее со всем, что с тобой случится, – даже на таможне тебе зелёный коридор. Спрашивают: зачем едешь? Отвечаю: еду, потому что почитаю своих родителей, еду под Покров Царицы Небесной. Что сверх этого скажешь – всё будет не так, так что лучше молчи. А если молчишь – всё, проезжай. Приезжаем, вечером помылись в баньке – и пошли на службу. Там ведь чудотворный образ иконы Божией Матери, его каждый день в пять утра спускают. Приложиться к этой иконе – это напитать душу благодатью на целый год. К стопочке Божией Матери приложились, к мощам преподобных Амфилохия и Иова подошли, помолились, благословились… Не зря у нас в храме тут большая икона преподобных Амфилохия и Иова Почаевских. Привёз её сюда из Почаева.

– Это старинный образ преподобных, что висит напротив алтаря? – вспоминаю.

– Да, он. Если бы узнали, что везу такую икону, то посадили бы лет на десять, а то и на двадцать. «Матерь Божья, – молился дорогой, – всё в Твоих руках! Пропустишь – довезём».

Надо сказать, в Украине дешевле всё, и благоубранство такое благодатное, вышитое всё золотыми нитями монашечками в Лавре, грех не взять. И всё это я потихонечку везу сюда. В этом году привёз Спасителю Плашаницу, в прошлом году – Матери Божией. Их открываешь и чувствуешь, что такая любовь вложена в каждый стежок вышивки!

Привёз и список чудотворной иконочки Почаевской Божией Матери – как напоминание, что я дома, Матерь Божия со мной. Она благословила и помогла.

Список чудотворной Почаевской Божией Матери теперь украшает Серафимовский храм

Я Её иконочку в багажнике сверху положил, таможенник и спрашивает: «Это что?» – «Икона». – «Какая?» – «Божья Матерь Почаевская». – «Разворачивай». «Да тяжёлая она, – говорю. – В позолоченном окладе». Не пропущу, мол. «Ну возьми её себе, – говорю. – Она дорого, конечно, стоит». Другой подходит: «Не бери грех на душу, отпусти батюшку с Богом». Закрывают багажник, и я спокойно уезжаю…

«Надо вместе, согласно»

– Батюшка, расскажите о вашей воскресной школе.

– Ровно два года назад, на праздник Покрова Божией Матери, мы её открыли с Божьей помощью. Веду её я. Самая многочисленная группа – детишки до 10 лет, их у нас около 60 человек. В средней группе порядка 30 ребят, а взрослых каждый воскресный день собирается человек 30-40. То есть в воскресной школе больше ста человек, не считая того, что каждую субботу занимаемся ещё с двумя группами – из дома малютки и из детского дома Коноши. Наши учителя – слава Богу, у нас их трое – преподают ребятам основы православной культуры. Места, конечно, маловато: в одном классе – три смены. А на новый учебный год поступило ещё сорок заявлений о приёме учеников… Мне говорили некоторые батюшки вначале: «Не будет толку, никто не придёт, как до сих пор не приходил». А теперь отбою нет. Младшие занимаются рукодельем в кружках, играют, в средней группе изучаем Закон Божий, ну а со взрослыми я и катехизатор Алексей ведём беседы.

После летних каникул приходит в храм целая толпа ребятишек, все уже знают свою работу, кому что делать. Причащаются часто. Детки, которые в воскресную школу ходят, раз в месяц причащаются. Через детей часто и взрослые приходят: бабушки, дедушки. Так и сложился наш приход.

Ученики и учителя воскресной школы в Коноше

Не устаю повторять прихожанам: мы все дети одного Отца, братья и сёстры друг другу. Вот у нас тут – видите? – столы, трапезы проходят. А кто-то и для личной беседы с батюшкой остаётся – на исповеди не обо всём скажешь.

Говорят: не смогла прийти в храм – семья… Я объясняю: семья твоя здесь. Ведь когда рукополагают батюшку, снимают ему кольцо обручальное. Потому что он обручается с Церковью: каждого должен выслушать, поддержать, помочь, и собственная семья немножко на второй план отходит. Трудностей ещё много, но они материального свойства. Сейчас ведь на какой приход ни придёшь, спрашиваешь, как дела, ответят: «Да слава Богу, всё хорошо, но помогли бы деньгами – было бы ещё лучше…» Это не лукавство – ведь не для себя просят, а для Бога. Если хочешь служить маммоне, так лучше сними сан и работай на себя. А здесь ты должен себя отдавать полностью, чтобы силы тебе вернулись от Бога сторицей – Божьи силы. Нуждается человек в беседе – поддержи, наставь, это твоё главное пастырское дело, а стройка – потом. Пришёл к тебе человек немощный – выслушай, поддержи, и получишь в сто раз больше, чем пойдёшь доску какую-нибудь подержишь, гвоздь забьёшь.

Вот что важно – не забывать, что мы духовные отцы. Но если можешь тело помочь вылечить – помоги и телу.

А вообще у нас около двадцати пяти мужчин бывает каждый воскресный день. И конечно, много женщин, детишек.

– Крепкий у вас приход!

– Он увеличился после того, как начались беседы – откровенные беседы. Люди видят, что ты не выше их, знают, что перед нами стоят общие задачи и нам их вместе решать. Ты советуешься с ними – и они чувствуют, что нужны тебе, что ты без их опыта, знаний, помощи не можешь обойтись. Надо, чтобы они доверяли тебе, любили. Будешь просто начальником – гав-гав-гав! – ничего не выйдет. Надо вместе, согласно. Вот у нас ежедневно на храме трудятся шесть мужчин. Когда кирпичи укладывали, около десяти мужчин работало, и женщин не меньше, очень было благодатно. И я ведь никого не прошу, я просто зову: «Боженька, если Тебе угодно, то Ты приведи». Храмы и десятилетиями строились, и дольше, а мы за год хотим. Если бы все были в одномыслии, понимании, что нам это действительно надо, – да, было бы возможно построить. Пока этого нет. Но мы потихонечку делаем своё дело, несём послушание и крест свой до конца. Пишем каждый раз письма то в Москву, то в Архангельск: ради Христа помогите…

Везде есть добрые люди, только найти их сложно.

– Пусть Господь поможет вам их найти!

Фото автора и с сайта Серафимовского храма (club91750561)

Для желающих помочь в строительстве храма Воскресения Христова сообщаем адрес прихода: 164010, Архангельская область, пос. Коноша, Октябрьский проспект, д. 18. Настоятелю Харчуку Михаилу Николаевичу. Тел.: 8 (81858) 2-31-38; 8921-678-95-19.

 ← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий