Благодетель северной земли

В середине 90-х я побывал в Кылтовском монастыре первый раз. В памяти осталось дерево на крыше сестринского корпуса. Из рассказов матушки Стефаниды и сестёр мне особенно хорошо запомнилось, что основателем обители стал купец Афанасий Булычёв. Имя его монахини произносили с благоговением. Я заинтересовался, кто же он – этот человек, оставивший по себе столь пронзительно-светлую память?

Афанасий Васильевич Булычёв

Афанасий Васильевич Булычёв

К сожалению, о нём почти ничего не было известно. Лишь несколько лет назад в Архангельске обнаружились его записки, где речь шла о юных годах Афанасия. А недавно появилась книга «Благодетель земли северной – архангельский купец Афанасий Булычёв», в которой описывается путь известного купца и благотворителя, почившего монахом Соловецкого монастыря.

kniga-blagodetel

Тесен мир. Автор книги учёный-биолог Надежда Аполлоновна Чермных (Булычёва), как оказалось, живёт в доме напротив редакции газеты «Вера». О её судьбе и судьбе героя её книги я и хочу рассказать вам сегодня.

 

Начало поисков

– Вы состоявшийся учёный-биолог. Что заставило взяться за историю?

– Наверное, сиротство – я очень рано потеряла родных – побудило меня заняться родословной Булычёвых. Оставшись одна на белом свете, задалась вопросами: кто я, откуда? Если бы были родители, наверное, это так бы не волновало. Кстати, мой дед тоже совмещал интерес к медицине с любовью к краеведению. Он был зубным врачом, жившим в Алапаевске, откуда владелец Алапаевского железоделательного завода отправил его в Питер писать историю завода. Мама родилась именно там. Я потом, когда ходила по Васильевскому острову, где дедушка снимал квартиру, пыталась понять для себя, где крестили мою маму.

Мне удалось установить имена двенадцати поколений своих предков. В 2006 году вышла книжка «Роспись рода Булычёвых из Алапаевска». Но так и остался открытым вопрос, откуда они пришли на Урал. В одном екатеринбургском архиве я нашла упоминание про караваны с хлебом, которые шли из Вятки на уральские заводы. Занимался расчётами некий Михаил Булычёв, я до сих пор не знаю, кем он мне приходится, но появилось предположение, что корни мои находятся в Вятке, где Булычёв – очень распространённая фамилия.

– Накануне Великорецкого хода мы, сыктывкарские паломники, ночевали в здании бывшего пароходства, принадлежавшего Тихону Булычёву. Там есть его портрет, заключённый в спасательный круг. Вы что-то о нём знаете?

– Тихон Филиппович был крупнейшим пароходчиком на Вятке. Происходит эта линия Булычёвых от Амвросия Булыча, который подался из Новгорода на Вятку во времена Марфы Посадницы. Но самым ярким её представителем стал для меня Афанасий Васильевич Булычёв.

Однажды я отправилась на подворье Кылтовского монастыря в Сыктывкаре узнать, как можно передать вещи для обители. Выходит матушка Стефанида, узнаёт, что у меня фамилия Булычёва. «Ой, – говорит, – а мы о нашем благодетеле ничего не знаем». К этому времени мне кое-что об Афанасии Васильевиче удалось разузнать. И матушка попросила написать о нём. Связь между уральскими и вятскими Булычёвыми я после этого искать перестала, так и не добравшись до екатеринбургских архивов. На это не осталось ни времени, ни сил, так как я начала исполнять просьбу – собирать материалы по Афанасию Булычёву.

Отправилась в Архангельск поработать в библиотеке Добролюбова. Сделала массу ксерокопий разных материалов. Там, в читальном зале, сидел один мужчина. Спрашиваю: «Вы не подскажете, как мне найти Булычёвскую богадельню?» Я знала, что была такая. Мужчина оказался преподавателем Поморского университета, говорит: «Давайте я вас туда провожу, нам по дороге». Мы подошли к большому зданию, и я долго не могла поверить, что это богадельня. Не знаю, с чем сравнить. Просто огромная.

Булычёвская богадельня в Архангельске

Булычёвская богадельня в Архангельске

Я прочла где-то, что она была построена в честь жены Афанасия Васильевича. И существовала легенда, которую мне пересказал мой провожатый, что жена Вера Григорьевна похоронена неподалёку от богадельни. Мы пошли на кладбище, но была осень, и как мы ни разгребали листья, могилы не нашли. А спустя какое-то время оказалось, что Вера Григорьевна не жена, а невестка Булычёва. Вообще пришлось просеять массу ошибочных сведений. Об Афанасии Васильевиче было мало известно, не было даже его фотографии.

– Вам удалось её найти?

– Да, это была занимательная история. В Нижнем Новгороде я нашла родственника Булычёва, спросила, есть ли у него какие-либо сведения об Афанасии Васильевиче. Он ответил, что нет, но посоветовал съездить в музей композитора Сергея Танеева, дружившего с внучатым племянником Афанасия – композитором Вячеславом Булычёвым. Я приехала в Подмосковье, нашла этот музей. Оказалось, что он размещён в деревенском домике. Ничего для себя не нашла, но ко мне подошла журналистка и начала расспрашивать об Афанасии Васильевиче. Что-то написала о нём, напечатала, и спустя какое-то время мне звонят из музея, говорят, что меня разыскивает некий мужчина. Позвонила ему. Это был хозяин антикварного магазина, у которого имелись фотоархивы купцов из Орлова. Оказалось, что есть у него и фотография Афанасия Васильевича.

«Ныне к вам прибегаю»

Как раз в то время, когда я начала изучать историю Афанасия Васильевича, вышли его воспоминания «Ныне к вам прибегаю», написанные в то время, когда он уже стал монахом Соловецкого монастыря. Возможно, хотел описать всю свою жизнь, но успел рассказать лишь о детстве и юности.

nyne-k-vam

Обнаружилась тетрадь с этими воспоминаниями, можно сказать, случайно. Студентка Поморского университета Настя Латухина встретилась на набережной со своим преподавателем, доцентом Василием Николаевичем Матониным. Чтобы не обсуждать её дипломную работу на улице, зашли к нему домой. Там Настя, увидев старинный соловецкий чайничек, воскликнула: «У нас такой же есть!» Слово за слово, оказалось, что у девушки есть, кроме чайничка, ещё и записки её родственника – Афанасия Васильевича Булычёва. Настя – потомок одной из сестёр Афанасия. Записки нашла на чердаке после революции её двоюродная бабушка, принесла домой, прочла. Уезжая из Архангельска, передала сестре, бабушке Насти, сказав: «Береги». Чревато было ездить с записками купца, да ещё монаха, по стране, а так они лежали, никто особо ими не интересовался, толком не понимая, что это. И лишь когда они попали в руки Матонина, стало ясно, что это такое. Он их подготовил и издал.

Это в чём-то облегчило мою работу. Выяснилось, что Афанасий родился на Вятке, в городе Орлове, в крестьянской семье. В Орловском уезде Булычёвых жило очень много, имелось 12 поселений, в названии которых это отражено: Булычёв, Булычёвка, Булычиха, Верхние Булычи, Нижние Булычи и так далее. Была и крестьянская линия потомков новгородца Амвросия Булыча, и купеческая. Торговали хлебом, доставляя его в Архангельск. Это целая история, как строились пристани, дороги, выложенные деревянными плашками.

Как Афанасий Булычёв стал купцом

– Как он стал купцом?

– Это непростая история, ведь его отец был поначалу крестьянином и выбился в купцы не сразу.

Родился Афанасий в 1827 году. Спустя восемь лет закончил первый класс Орловского приходского училища. Успехи были впечатляющими, и преподаватели посоветовали ему учиться дальше. Нашёлся купец, который захотел помочь: отвёз Булычёва с обозом хлеба в Архангельск и устроил в немецкую школу мадам Дрезден. Там мальчик тоже блестяще себя показал, начал свободно говорить по-немецки, но когда деньги, выделенные купцом, закончились, продолжить образование не смог. Мадам Дрезден, кстати, не хотела с ним расставаться, предложила учить в долг, чтобы Афанасий впоследствии расплатился из своего жалованья. Но примерно в это время умерла мать мальчика, а отцу его идея с учёбой в долг не понравилась.

В 11 лет Булычёва отправили в столицу, устроив в купеческий дом комнатным мальчиком-лакеем. Там он получил первый опыт тяжкой, непосильной жизни. У хозяйки были грубые привычки, в частности таскать слуг за уши. После привольной жизни дома, немецкой школы, где Афанасия уважали как прекрасного ученика, это было особенно ужасно. Потом он перешёл работать в булочную, торговал вразнос. Не выдержав этой жизни, вернулся в Орлов, а оттуда поехал в Казань, где ему нашлась работа в книжной лавке. Это была непростая лавка, при ней имелся читальный зал, где проходили обсуждения книг. В общем, работа пришлась по душе и в очень большой степени способствовала самообразованию. Афанасий даже начал сочинять стихи, а однажды, познакомившись с сыном актёра-комика Полякова, немало узнал о жизни театра.

Но так как очень многие орловцы были связаны с торговлей зерном, отец Афанасия решил, возможно, приучить к ней сыновей. Афанасию пришлось поработать на зернопунктах на приёмке, на мельнице – следить за качеством помола ржи. Но вечера они с братом Василием посвятили созданию любительского театра в Орлове. Сцену оборудовали, начали ставить пьесы, которые произвели сильное впечатление на горожан. Дошло до того, что несколько купцов скинулись и отправили Афанасия в Москву учиться на актёра.

Всё это описано в его дневнике, который обрывается как раз на этом месте. Дальше – белое пятно в биографии. Актёрская карьера, как видно, не сложилась, Афанасий попадает в фирму, которая занималась судоходством, и в 1850 году, то есть в 23 года, женится на дочери пермского купца 3-й гильдии Александре Александровне Харламовой. В Кировском краеведческом музее, куда я обратилась за сведениями, мне сказали, что про Афанасия Васильевича им известно немного, но имеется его венчальная икона. Там на обратной стороне и было написано, что венчание состоялось в Николаевской церкви Осинского уезда Пермской губернии. Образ привёз в Пермь с благословения отца брат Василий. За несколько лет до смерти их отец всё же выбился в купцы. Это потом помогло его детям, купеческий сын – это всё-таки статус, проще вести дела.

Пароходы

– Что было с Афанасием Васильевичем дальше?

– Положить начало капиталу он смог благодаря производству свечей, спичек и мыла высокого качества, получал за них медали на выставках, похвальные отзывы, благодарности. Стал директором общественного хлебного магазина в Архангельске, боролся за то, чтобы в город провели железную дорогу, потому что порт без неё умирает. Его значимость в жизни Архангельска росла с тех пор, как в июне 1857 года Булычёв вместе с вятскими купцами стал соучредителем акционерного общества, задумавшего открыть пароходное движение по Северной Двине, Сухоне и другим северным рекам. Афанасию поручают заключить контракт с бельгийской фирмой «Коккерель и Ко» на поставку пароходных кузовов и машин – вот когда ему пригодилось знание немецкого. Навигация была открыта 23 августа 1858 года. Так было положено начало Северодвинскому речному пароходству.

Суда ходили, главным образом, в Великий Устюг. Возили не только хлеб, но и другие грузы. На пароходах были каюты для пассажиров, а грузы перевозили на баржах. Потом товарищи Афанасия Васильевича пароходы распродали, и он построил новые, уже собственные, и не только речные, но и способные ходить по морю: «Десятинный», «Сухона», «Вага», «Луза», «Вычегда», «Пинега».

Необходимость связи с морским побережьем заботила его чрезвычайно. На меня это произвело очень большое впечатление. В 1867 году Булычёв написал губернатору Архангельской губернии князю Сергею Павловичу Гагарину о тяжёлом положении поморов между архангельским и норвежским берегами. Он свидетельствовал:

«Погибает много людей и капиталов, не получив помощи. Почти ежегодно весной во время лова рыбы промышленников уносит на льдах Белого моря по направлению в Северный океан. В 1865 г. в бурю погибло до 70 рыбаков. Десятки кораблей и судов ежегодно терпят крушение, их выбрасывает на безлюдные острова, и люди месяцами ждут помощи. А если здесь будет своевременно предпринято пароходство, которое в настоящее время уже значительно развилось, то много подобных бедствий было бы предупреждено».

Купцам было не по силам начать это предприятие, которое в первое время обещало одни убытки. Но губернатор поддержал ходатайство Афанасия Васильевича – были выделены субсидии. И пароходы пошли в море.

Пароход «Десятинный»(справа)

Пароход «Десятинный»(справа)

А первый рейс «Десятинного» по реке Вычегде состоялся в июне 1878 года. Дошли до Ульяновского монастыря. Один из монахов, Арсений, описывал это так: «Толпы народа бежали по берегу, как будто стараясь перегнать пароход… Многие женщины спускались к самой воде и умывались волной, которая настилалась на заплеск от быстрого пароходного движения. Жгучее любопытство посмотреть на красивую барку, которая сама идёт против воды, шипит, свистит, разжигало вычегодских детей природы… Все отдельные части парохода ощупывали они руками, ходили по каютам, спускались в машинное отделение, ахали и охали, судили и рядили всяк на свой лад. Булычёв объявил всем собравшимся, что завтра утром, сколько может поместиться людей, он всех бесплатно прокатит до Усть-Куломского селения и обратно. Набралось народу полнёхонько». В буфете всех бесплатно угощали.

С тех пор рейсы в Ульяново стали регулярными. Возили для обители паломников, рыбу из Архангельска и многие другие грузы. С устроителем монастыря отцом Матфеем Афанасий Васильевич состоял в переписке, носившей доверительный характер. Афанасий Васильевич писал, например, о желании посетить обитель вместе с женой. С отцом Матвеем связывали не только деловые, но и христианские отношения, которые, судя по всему, оказывали на Афанасия Васильевича большое влияние. Он всё больше укреплялся в вере.

Основание Кылтовской обители

– А что побудило его основать женский Кылтовский монастырь?

– В 1885 году Афанасий Васильевич купил сравнительно недалеко от Усть-Сысольска Серёговский солеваренный завод. Завод продавался вместе с землями, потому что для выпаривания соли нужно много леса. Намучился потом Булычёв с этим заводом немало, не сумев наладить отношения с местным земством. Трудно сказать, с чего всё началось. В селе Серёгово, недалеко от солеварни, была богадельня, за которую отвечало земство, но делало это из рук вон плохо. Сохранилось описание заведения, сделанное комиссией, прибывшей из Вологды. В комнаты невозможно было заходить из-за спёртости воздуха. Ужас что там творилось! Вскоре после этого Булычёв и купил солеварню.

И, как я понимаю, именно тяжелейшее положение вдов солеваров, живших в богадельне, побудило Булычёва задуматься о создании монастыря. По его задумке, молодые монахини могли бы ухаживать за пожилыми женщинами, обеспечить уход, каждодневную заботу. Окончательно его вдохновил святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, с которым они познакомились на родине батюшки, в Суре. Афанасий Васильевич написал в Вологодскую епархию, предложив выделить деньги на строительство богадельни при обители. Но особого энтузиазма его предложение не вызывало.

С земством отношения не сложились. Его начали откровенно выживать. Столь высоко оценили землю, принадлежавшую солеварне, что налоги стали едва подъёмны. Булычёв возмущался, подавал ходатайства, но без успеха. И вопреки всему, продолжал создавать монастырь. Провёл дорогу, подготовил пашню, сенокосы, обустроил огороды, заготовил лес и даже построил первый храм обители – деревянный, а дозволения на создание монастыря и богадельни при нём всё не было.

Указ Синода вышел лишь 1 июня 1894 года, но ещё четыре года пришлось ждать, когда найдут настоятельницу. Работы в то время продолжались. В 96-м году на них были заняты 120 человек. В 98-м, наконец, удалось найти игуменью – матушку Филарету из Шенкурского монастыря, которая начала создавать сестричество.

Сёстры - основательницы монастыря

Сёстры – основательницы монастыря

– Всё это время Афанасий Васильевич продолжал заниматься делами пароходства?

– Да, пароходство продолжало работать, да и благотворительная деятельность была весьма широка. Была построена богадельня в Архангельске, оказана помощь в создании богадельни в Орлове, очень много жертвовалось северным церквям и монастырям. Его брат Василий, живший в Нижнем Новгороде, тоже был известным благотворителем, боролся с голодом в Поволжье и, кстати, стал прообразом главного героя пьесы Горького «Егор Булычёв и другие».

Василий Васильевич Булычёв - брат Афанасия Васильевича

Василий Васильевич Булычёв – брат Афанасия Васильевича

В конце века Афанасий Васильевич принял решение распродать пароходы. Солеварню завещал дочери Анне, с наказом продолжать строительство Кылтовской обители. А сам стал монахом Соловецкого монастыря.

Для меня было большой радостью открыть для себя, а потом и для читателей судьбу этого человека, познать, насколько он был велик, талантлив, умён, сколько в нём было доброты. Афанасий Васильевич умер в 1902 году, а храмы, которые он строил, в которые вложил душу, продолжали строиться на его средства и в Кылтовской обители, и в Архангельске.

Строительство Собора Зосимы и Савватия

Строительство Собора Зосимы и Савватия

Храм Стефана Пермского

Храм Стефана Пермского

Сестринский корпус

Сестринский корпус

Кылтовский монастырь до революции

Кылтовский монастырь до революции

Картина, написанная монахинями Кылтовского монастыра незадолго до его закрытия в 1918 г. Монастырь был открыт вновь в 1995 г.

Картина, написанная монахинями Кылтовского монастыра незадолго до его закрытия в 1918 г. Монастырь был открыт вновь в 1995 г.

Вплоть до отъезда на Соловки он, несмотря на болезни, ведал строительством архангельской Спасо-Введенской церкви на Мхах. Каждый день приходил проверять закладку фундамента. Завершил её возведение Яков Беляевский, зять Афанасия Васильевича.

– У вас есть надежда, что удастся установить связь алапаевских Булычёвых с вятскими?

– Для этого нужно продолжать работу, но пока нет сил. А главное, это потеряло для меня особое значение. Спасибо матушке Стефаниде, вдохновившей и благословившей меня на поиски сведений об Афанасии Васильевиче. Мне посчастливилось написать книгу о замечательном человеке, для которого все люди были родными.

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

2 комментариев

  1. Владимир Челноков:

    А Вы интересовались деятельностью Василия Васильевича Булычёва?Я его праправнук.Напишите мне на адрес Tchelnokof@yandex.ru

  2. Алексей Авчухов:

    Очень понравилось Ваше интервью с Надеждой Аполлоновной Чермных (Булычёвой). Возможно ли попросить фотографию А. В. Булычева для иллюстрирования главы о создании Северо-Двинского пароходного товарищества в готовящуюся книгу “Ценные бумаги и документы Российского пароходства”?
    С уважением, Алексей Авчухов (avchuhov@mail.ru)

Добавить комментарий для Алексей Авчухов Отменить ответ