Протокол вятских мудрецов

«Кто виноват?» и «Что делать?» – давнишние вопросы российской интеллигенции. Отложив пока «кто виноват», публикуем размышления писателя (текст печатается в газетном варианте). Вот представьте, что на его родине, в Вятке, собрались умные люди, чтобы ответить на второй вопрос…

Последнее измерение

– Братья, приветствую! Все живы, все выкарабкались из развалин страны, из своих надежд на скорое возрождение России? Поседели, постарели, но живы – «та же удаль, тот же блеск в ваших глазах»…

– Не цитируй. Говори, зачем собрал.

– А всё то же, братья, всё то же. Тем же концом по тому же месту. Ничего нового. Те же темы. Россия в мире. Мир в России. Мы в России и судьба России. Что Россия для нас, что мы для России. Но прежде всего кланяюсь за то, что откликнулись, пришли.

– Так куда мы денемся? И мы никуда без России, надеемся, что и Россия никуда без нас.

– Братья! Самый тяжёлый труд – это спасение России. А какой самый сверхтяжёлый труд? Молитва. И только молитвой спасена будет Россия. Силуан Афонский сказал: «Молиться за мир – кровь проливать». А мы готовы кровь проливать? Если в любви России клянёмся. Это же то же самое измерение, как вера во Христа. Что измеряет эту веру? Только готовность умереть за Христа. Вот на таком уровне надо понимать проблему спасения Отечества. Нам Господь дал его, и больше такого не получим.

Кто русский?

– Всё так. Любовь и молитва – основа всего! Предлагаю назвать заседание: «Жить в России и не верить в Бога – это добровольное безумие». И второе: «Не верящий в Бога не может быть русским».

– А если он по паспорту русский?

– А что паспорт? Пропуск в рай? Бумажка! И эти всякие карточки, мусор этот электронный – всё это для управления дураками, толпой, электоратом…

– Давай без ругани. Повторяю: это добровольное безумие – жить в России и быть безбожником.

– Это ещё и от Суворова: «Мы – русские, с нами Бог!» И добавлю к Суворову: «До тех пор русские, пока с нами Бог».

– Он и так всё время с нами. Это мы не с Ним.

– Тогда нечего и жаловаться, некого винить.

– Я и не жалуюсь. Просто думаю, куда, по твоему мнению, большинство народа, населения отнести? Большинство-то неверующих.

– Ну нет, как раз большинство – верующие. Да и остальные – прижмёт, и поверят. Дед говорил: «На фронте неверующих нет. Идёт артподготовка. Сейчас ракета взлетит и нам в атаку. Гляжу, политрук присел в окопе и крестится». А сейчас именно война. Конечно, есть и не холодные и не горячие сердца, а равнодушно-тёпленькие. Будем на Бога надеяться. Он создал нас, мы Ему дороги, Он нас не оставит.

– Красиво. А ты, и пальцем не пошевеливши, на правый бок в горизонталку? Самим-то надо как-то шевелиться.

– Мы и шевелимся. Мы правду о врагах России говорим. Правды они боятся.

– Кто? Банкиры, власти? Они уже гордятся наворованным.

– Слушайте, у меня ощущение: а мы не запоздали с нашим собранием? Народ уже в таком чёрном квадрате, что привык к этому. И нам поднять его не удастся.

– Стоп! А как ты поднять хотел? К топору зовёте Русь? Это преступно – разжигать недовольство. Оно приведёт к крови. А там на голову сядут ещё более изощрённые гниды. Надо всячески говорить о терпении. А то я говорю о терпении, а мне: да ты, братец, трус. Нет, терпение ведёт к победе. А оно от молитвы. Бог терпел и нам велел. Этим спасёмся.

– Ну тогда мне тут делать нечего. Видеть, как гибнет Россия и терпеть?

– А тебя ничему не учит опыт борьбы за Россию? Фонды, партии, движения, ассоциации, советы, союзы, форумы – имя им легион – плодились, как кролики, чего добились? Болтовню плодили. А болтовня приводила к чему? Помнишь 93-й? Хочешь повторения?

– Спасибо, не хочу. Но всё-таки чай дадут сегодня, кофе-пауза предусмотрена? Чаю-чаю накачаю, кофею нагрохаю. Я отсюда уезжаю, даже и не вздохаю.

– Столик с чайником, чашками, пряниками, видишь, стоит, пользуйся. После собрания и мы присоединимся.

Итак, надо начинать с просвещения. От Сотворения мира. Да-да. Нам кажется, что все грамотные, а доселе верят в дикости, что мир произошёл от живой клетки. А откуда клетка взялась? Откуда обезьяны, от которых Дарвин? Но уж мы-то, вятские, не от них. Или: вселенная произошла от первичного взрыва. А кто взрыв устроил? А душа-то откуда взялась? С теми, кто верит во всякие бульоны вселенной, говорить пока бесполезно.

Фрагмент картины Василия Ифанова «Как вятские колокольней Ивана Великого, что на Москве городе стоит, обзаводились» (по вятской байке и авторскому переложению). 2017 г.

Мрут не от поста, от обжорства

– Продолжим. Итак, если мы задались целью понять, как Россия дошла до жизни такой, что её уже ни во что не ставят, надо задавать три вопроса. Первое: почему это случилось? Второе: чья вина? Третье: что делать?

– Отвечаю сразу на все три вопроса, которые, поддержу тебя, очень правильны. Ответ единственный: Бога забыли. Чья вина? Вина всех и каждого. Что делать? Поддерживаю высказанное уже: каяться, молиться. Не считать, что кто-то больше виноват, чем ты.

– Согласен. Но Всевидящий нас не забыл! Не забыл?

– Ты ещё Бога будешь упрекать?!

– Но Он же видит наши беды, несчастия, страдания.

– Но если мы не обращаемся к Нему, значит, нам и так хорошо. Значит, без Него обходимся. Он же нам дал свободу воли. Вот с этой свободой мы всего достигли: и унижения, и нищеты, и поглупения. И никто не виноват? Адам зачем ел запретный плод? Ева уговорила? А её змий соблазнил, так? А вот змия никто не уговаривал, сам действовал. Злоба и зависть, а они – сила, им двигали. Он – главный виновник всех бед. Что делать? Не поддаваться ему. Не бежать за богатством, за чинами, наградами, комфортом. Молиться! Это сейчас и есть борьба и главное дело. Пост идёт, а ты на шашлыки поехал. Они тебе в пользу пойдут?

– Ладно, не поеду.

Говорить о главном

– Мы договорились в начале собрания говорить о единственном – о том, что спасёт Россию. И так или иначе все говорим о вере в Бога. Давайте сразу отбросим всю болтовню о научном познании религии. Наука столетиями доказывает, что Бога нет, и она доказала только то, что такая наука только лишь тратит деньги да смешит небеса. Мало того, на совести «науки» реки атеизма, моря крови! Бога нет? Так с кем ты борешься? Как ты можешь доказать отсутствие того, чего, по-твоему, нет? Ах, Бога никто не видел? Так это ещё апостол Павел сказал. А зачем тебе Бога видеть? Он-то тебя наверняка видит, тебе мало этого? Ты просто защищаешь своё неверие, то есть обидно тебе, что зря живёшь. Это я условному неверующему говорю. Здесь-то таких нет. Вот как им ещё бы понять, что вера в Бога не требует доказательств. Наше доказательство – наша вера. Наука требует теории и практики, вере достаточно опыта. Наука конечна, Бог вечен и бесконечен. Наука вне человека, вера внутри него. Разница! Наука – игрушка для тех, кому делать нечего. От жажды ума заполнить его пустоту. Даже и философия – это попытка заменить веру интеллектом. Вера в невидимое прочнее веры в видимое. Видимое временно, невидимое – вечно.

– Ну ты крепко!

– Это не я, это святые отцы. Только обращение к Господу спасёт Россию. Это пишем как вывод всех рассуждений, как многотысячный опыт истории России. Извне её никогда не победить, враги взялись заражать её изнутри. Вот опасность!

И в конце ещё раз о главном

– Я добавлю и подытожу. Что нам дала наука атеизма? Ноль в квадрате. А религия дала уверенность в бессмертие души. Дала радость готовности умереть за Христа. У Бога нет смерти, вот смысл Голгофы.

– Это азбука.

– Для тебя. А для других? Продолжаю. О России. Её не только извне, её и изнутри не взять. Заразы, болезней много, но не смертельные, смею уверить. Раковой опухоли нет. Бывало хуже. Бывало, и рвотное приходилось глотать. Для очистки. Спасение придёт от Бога, это да, но в случае нашего обращения к Нему. Не обращаемся, значит, не хотим спасения. Нам же дана свобода воли. Сейчас время личного спасения. Это плюсом к общей молитве. Кто мешает читать Писание, Послания, Псалтирь? Некогда? Читай на ходу Иисусову молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Это – прижигания врагу спасения, нечистому. От наших молитв он слабеет, от креста отпрыгивает. Да если они будут повсеместны – зачахнет. Вот мы же, многие, ходили на Великорецкий крестный ход. Он один такой в стране и мире. Мы идём – ад трепещет! Бес силён, да воли нет.

Вообще в спасении ничего сложного. Хочешь счастья? Вот рецепт: высшее счастье – это причастие, выше нет ничего. Хочешь спокойствия – молись. Все дёргаются, нервничают, а ты не суетись. Только и всего. Ни о ком плохо не думай, будь сам хорошим – все тебе хорошими будут. Братья, сейчас всем, любящим Россию, тяжело. И хорошо, что именно нашему поколению особенно тяжело. Нам, знающим, что такое голод и холод. Что мы пережили, не вам рассказывать. И нам ещё досталось видеть, как при нас убивается Россия. Дети, внуки теперешние такое бы не вынесли.

– Да, может, им пострашнее нашего что-то готовится.

– Как Бог даст. Любовь и их спасёт. Только надо сказать тем, кто заявляет о любви к России, а в храм не идёт: бесполезна такая любовь. Патриотическое движение обречено, если не воцерковлено. Знамя патриотизма нельзя поднимать выше Креста.

– А ты что, меня за шиворот в церковь потащишь?

– Прижмёт – сам побежишь. Братья, встаём, молимся и идём пить чай. Всем спасибо.

– Быстро мы отстрелялись. Мы что, уже всё решили? И Россию спасли?

– Спасаем. Для начала высказали рецепты спасения.

– Только-то?

– А ты не суетись. Куда нам торопиться? Живём же! А кому-то завидовать, чужие деньги считать – это последнее дело.

– Тем более, в России никогда ничего быстро не решить. Запрягаем долго. К тому же у нас холода, надо моторы прогреть. Это уж потом: «По машинам!»

 

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий