Рубрика: Слово

Марафон чудес

Дальний путь. За окном автобуса – дождь… Дорога вьётся серой лентой. Надвигающиеся сумерки и ровный рокот мотора убаюкивают паломников, дремлющих в своих креслах. С нами едет иеромонах Антоний. Он берёт микрофон: «Много мы с вами святынь повидали. Есть чудеса от святых, а есть чудеса наших сердец. У каждого, наверное, есть в памяти история, которая, так или иначе, связана с чудом Божьим? Кому-нибудь есть что рассказать?» Паломники проснулись, оживились. Один за другим стали брать микрофон и рассказывать свои чудесные истории. Вот некоторые из них. КУЛИЧ ДЛЯ БАБУШКИ Рассказывает раба Божия Светлана из Москвы: – В Пасхальный праздник я проведала своих стареньких бабушку с дедушкой. Дед – лежачий, а бабушка хотя и с трудом, но ходит, ухаживает за ним. «Зоя Александровна, — говорю, – я еду пасочки освящать, может, и вам освятить?» «Да, – обрадовалась она. – Купи большую пасху, освяти и привези». Пасхами у нас почему-то называют куличи. Я всегда покупала их в магазинчике напротив нашего храма во имя святителя Николая Чудотворца в Китай-городе. Прихожу – нет магазина, как будто никогда и не было. Что такое? Зашла в храм – нет ли там куличей? Нет. Кто-то сказал, что видел куличи в церкви Георгия Победоносца. Кружу по улочкам и никак не могу

Кто мой ближний?

/Ольга Рожнева/ Посвящается моей подруге Татьяне Кипрушевой-Кан Стучат… Так громко стучат. Кто стучит, зачем? Таня с трудом открыла глаза, выкарабкиваясь из тяжёлого, беспокойного сна. Стучали в дверь: – Вставайте! Вставайте, выходите! Таня подвинула Надюшку, которая перебралась к ней ночью на постель, взяла со стола сотовый телефон – половина второго. Накинула халат, подошла к двери, открыла – там стояли те самые парни, соседи по столовой. «Жаркие кавказские юноши», как она про себя называла их все две недели отдыха. – Одевайтесь, берите документы, деньги, ценные вещи, выходите – вода поднимается! Парни пошли дальше, они стучали в двери курортных домиков, будили отдыхающих. Таня встряхнула головой, прогоняя сон. Сон не желал уходить – может, этот стук в дверь ей просто приснился? А начиналось всё так хорошо! Они долго ехали на поезде. По дороге, когда дочка спала, Таня открывала любимого Паустовского, «Чёрное море», и читала медленно: «Над голым хребтом показываются белые клочья облаков. Они похожи на рваную вату. Облака переваливают через хребет и падают к морю, но никогда до него не доходят. На половине горного склона они растворяются в воздухе. Первые порывы ветра бьют по палубам кораблей. В море взвиваются смерчи. Ветер быстро набирает полную силу, и через два-три часа жестокий ураган уже хлещет с гор

“Хочется быть щедрым…”

19 марта в Сыктывкаре состоялась презентация 3-томника известного писателя Василия Журавлёва-Печорского (1930–1980), которого критики-современники называли «лирическим энциклопедистом Русского Севера». Издательство «Эском» трудилось над «Избранным» писателя три года. На презентацию были приглашены земляки В. С. Журавлёва-Печорского – члены Усть-Цилемского землячества «Русь Печорская», и вёл её сын писателя – прозаик, поэт и драматург Сергей Журавлёв. А помогала ему внучка – художник Полина Гайнерт, трудившаяся над оформлением сочинений деда. Жанр короткого рассказа Василий Журавлёв-Печорский считал самым сложным и самым значимым для своего творчества. Юность на зимовке в Заполярье, каждое возвращение в Усть-Цильму, каждая встреча с северянами пополняли его писательские блокноты этюдами, зарисовками, позднее превращавшимися в рассказы; собранные вместе, они – лиричный гимн верности малой родине, Печорскому краю. Пробуждение земли Знаете ли вы, как растёт трава? Первые ростки появляются задолго до начала спада воды. Вначале всё кругом становится синим, затем сиреневым, потом жёлтым, белым и, наконец, зелёным. Это в тайге, а в тундре всё гораздо быстрее. Там, среди нетронутых сугробов, можно увидеть зелёные островки, а почки на вербе лопаются сразу же, как только ветки выглянут из-под снега. Сегодня тишина, а наутро – гвалт, шум, свист. Кажется, не птицы прилетели, а земля поёт. Всего несколько дней в шуме ручьёв и бесчисленных речушек слышится гомон птичьих

из жизни простых людей

Много лет из газет и журналов, выходящих у нас в Грузии, я собираю разные истории, поведанные читателями, простыми людьми. Они незамысловатые, но очень трогательные. Некоторые (последняя датирована 2013 годом) я перевела на русский язык для читателей «Веры». /Мария Сараджишвили/ Молитва перед иконой В декабре 2003 года украл меня человек, которого я не любила. Даже не предполагала, что он посмеет это сделать. Спрятали меня в Западной Грузии, да так, чтобы никто моего следа не мог обнаружить. Звонить домой похитители не давали. Представляете, каково было моей семье! Я уже потеряла всякую надежду, но, к счастью, заметила на подоконнике иконку Пресвятой Богородицы и попросила Её о помощи. В это время, оказывается, моя мама плакала и никак не могла успокоиться. На крики собрались соседи. Кто-то из вновь вошедших, видя её в таком состоянии, сказал: «Плачем дочери не поможешь. Лучше встань, иди к иконам и молись!» Мама встала и пошла. Рыдая, она от всего сердца попросила: «Неужели никто из этих ребят не верит в Бога?! Господи, молю Тебя, просвети разум того, кто из них больше в Тебя верит! Пусть даст моей дочери позвонить! Мне бы хоть услышать её голос, жива она или нет!» Видно, молитва моей матери была услышана. Вдруг один из похитителей подскочил на стуле