Автор: Елена Григорян

Юбилей: необходимая остановка

На недавнем торжестве в честь 70-летия композитора Михаила Герцмана в филармонии одна из поздравлявших дам заметила: юбилеи – это множество хлопот и нервов, но они нужны. Иначе как человек узнал бы, что о нём думают, кто он в глазах людей? Действительно, это необходимая остановка посреди вечной суеты. Всё значительное, что создал человек за свою жизнь, чему отдаёт себя без остатка теперь, – за пару часов, хотя бы гранями, фрагментами, предстало перед его земляками. А кульминацией вечера стал… крестный ход. Это была финальная сцена «Усть-Сысольских святок» – спектакля, посвящённого дореволюционному, уютному и песенному, прошлому Сыктывкара. Горожане в праздничных одеждах, батюшки в облачениях, с хоругвями и крестом – по сценарию они вышли на Сысолу в праздник Крещения. И запели торжественную молитву Святому Духу. Музыку написал сам М. Л. Герцман. Как он признался потом, ему хотелось написать так, чтобы звучало это «по-настоящему», чтобы зрители ощутили себя в храме, а не в театре. «Куда бы я ни приезжал, всюду бывал в соборах на службах, впитывал в себя духовную музыку». «Молитва» создавалась в 1996 году – как и Сыктывкарская и Воркутинская епархия. Наверно, это обстоятельство «придавало духу» композитору. Зал стоя аплодировал Михаилу Львовичу, не желая отпускать, а он стоял на сцене, немного растерянный: неужели это

Колокольчик

Для детей и их родителей 8 февраля Церковь отмечала день памяти новомучеников и исповедников Российских – всех, кто пострадал за веру, кто не отрёкся от Христа, когда вокруг говорили, что Бога нет. Господь помогал им нести тяжкий крест испытаний, посылал добрых людей. И даже диким зверям велел помогать страдальцам. МЕДВЕДЬ Вот какая история произошла однажды с митрополитом Казанским и Свияжским Кириллом (Смирновым). Он был одним из самых уважаемых деятелей Русской Православной Церкви 20-х годов прошлого века, сподвижником Патриарха Тихона. И владыку Кирилла арестовали и повезли в ссылку. Да не довезли – глухой зимней ночью чья-то грубая рука выбросила его на полном ходу поезда из вагона. Митрополит Кирилл упал в сугроб и остался невредим. Еле выбрался, огляделся: заснеженный лес, бескрайнее поле. Ни огонька вдали, ни дыма из труб. Владыка долго брёл по снежной целине, наконец, выбившись из сил, опустился на пень. Мороз пробирал до костей. Митрополит уже начал читать молитву на отход души, ведь надежды на спасение не было. Вдруг видит: к нему приближается что-то большое и тёмное, пригляделся – медведь! «Загрызёт», – мелькнула мысль, но бежать не было сил. Да и куда? А медведь подошёл, обнюхал человека и спокойно улёгся у его ног. Поворочался, устраиваясь на снегу, потом повернулся к

Таинственное кушанье

Эту историю поведал своим духовным чадам архимандрит Кирилл (Павлов), известный в России батюшка. История поучительная, друзья! Пришёл в храм помолиться один старичок со своей супругой, и на литургии священник произносил проповедь о том, как Адам и Ева согрешили. По окончании проповеди они вышли и дорогою об этом рассуждали. Муж и говорит: «Вот не было бы столько греха на свете, если бы Ева не послушалась дьявола и не заставила бы мужа скушать запрещённый плод». Жена соглашается: «Да, ведь из-за одного страдают все. Я бы на месте Евы не дотронулась до запрещённого плода. Бог с ним!» Муж добавил: «А я бы на месте Адама, если бы ты дотронулась и решилась меня соблазнить, такую дал бы тебе взбучку, что ты позабыла бы, как соблазнять мужа!» Жена говорит: «Так-то оно так, худо поступила Ева, что нарушила заповедь Божию, да ведь и Адам-то тоже…» Вот таким путём они шли, рассуждали и осуждали Адама и Еву. Проходили они в это время мимо барского сада, где сидел добрый благочестивый барин. Он услышал разговор и решил пригласить их к себе на обед откушать хлеба-соли. Они удивились этому неожиданному предложению и повиновались. Их ввели в барские хоромы, затем через некоторое время провели в столовую, где был накрыт для них стол на два прибора, с разными кушаньями и винами. Входит барин, усаживает их и говорит: «Кушайте всё на доброе здоровье, но только вот до этого блюда, покрытого крышкой, не дотрагивайтесь, это не для вас». И тут же ушёл в свою комнату. Они сели и принялись вкусно

Чёрная лисица в поле золотом

Однажды старший брат Коли принёс из библиотеки книгу о гербах русских городов и предложил вместе посмотреть её. Книга была красочная, в блестящей обложке, так что уговаривать братишку не пришлось. И вечером, устроившись за столом в зале, ребята погрузились в увлекательный мир геральдики – науки о гербах. Первым делом они открыли страницу с гербами городов их родного края – Вологодской области. «Смотри, – ткнул Коля в герб Кадникова, – тут почему-то кадушка в чистом поле стоит!» «Она тут не просто так стоит, – сказал Миша. – Вот видишь, написано под гербом, что в Кадникове варили смолу: “жители сего города и всего уезда оной производят знатный торг”. От этой кадки и своё имя город получил. А в Тотьме промышляли ловлей чернобурых лис с ценным мехом, поэтому на её гербе изображена лисица». «А это что за старичок с двумя кувшинами? – удивился Коля, показывая на герб Великого Устюга. – Отвернулся дедушка, а из кувшинов вся вода и вытекла!» «Это значит, что Устюг расположен на месте, где сливаются две реки – Сухона и Юг, – пояснил брат. – Правда, если бы мне поручили нарисовать герб Устюга, я бы, конечно, не стал на нём изображать языческого бога морей Нептуна». «А кого тогда? Деда Мороза? –

Высокое дерево святителя Стефана

  Праздник Троицы велик и для нашей родины, и для нашей газеты «Вера». Уже 23-й год она выходит под сенью «Троицы Зырянской». Три ангела, соприкасаясь крылами, сидят за столом. На белой скатерти пред ними – Чаша. А в золотом небе над их головами раскинуло ветки дерево. Необыкновенное дерево – дерево-трилистник. И судьба этой иконы тоже необыкновенна. Написал её сам святитель Стефан Пермский. Он плыл с проповедью Христа на лодке по Вычегде и в селе Вожем из-за непогоды задержался надолго. Зато успел с новокрещёнными братьями во Христе поставить деревянную Троицкую церковь и написал икону для неё. Целых три доски склеил между собой – такой большой был задуман образ. Надо ведь было уместиться на нём и ангелам, и Моисею с его домом. И дереву. Мудрый Стефан решил: пусть дерево занимает на иконе столько места, сколько занимает в душе зырянина лес, то есть очень много! Тайга для коми жителя была самой жизнью. А чтобы изображение было понятнее, святитель написал на иконе пояснение буквами зырянской азбуки, которую сам изобрёл. Вот Моисей потчует таинственных Путников – Троицу, явившуюся ему. А над ангелами Стефан надписал: «Ай», «Пи», «Кылтос» – то есть «Отец», «Сын», «Святой Дух». Удивительно, но когда спустя много столетий, в XIX веке, икону реставрировали,