Грузинский дневник

Архимандрит Трифон (Плотников)

(Окончание. Начало в №№ 937, 938)

3 ОКТЯБРЯ

В академии

Сегодня с Николаем вдвоём пешком движемся целенаправленно к Тбилисской духовной семинарии и академии. Это, оказывается, недалеко от нас. Пустят не пустят? Во всяком случае, хочется увидеть, что за порядки у них.

Академия – огромное, мало ухоженное (фасады давно не поновлялись), но фундаментальное здание в форме прямоугольной буквы «о». С одной стороны это здание двухэтажное, с другой – трёхэтажное. Этажи высокие, дореволюционные. Во внутреннем дворе между верхними этажами натянуты верёвки, на них сушится бельё. Возможно, люди живут. Внизу во дворе тоже нагромождение всего чего угодно.

Поднявшись по крутой лестнице при множестве входящего и выходящего народа, в основном молодёжи, попадаем в руки охранника, но без всяких знаков отличия. Стоял он среди других людей у окошка дежурки, и о том, что именно он дежурный, узнал от него самого, задав вопрос, как найти кого-нибудь из администрации. В коридоре толпа – видно, перемена. И очень много девушек – я даже опешил малость: не «девичий ли институт»? В некий момент услышал звонок с перемены и отметил про себя: «Сколь звонок благостный». Сказал об этом вслух своему попутчику, а тот спросил: «А у вас какой?» – имелась в виду семинария в Краснодаре. «Гнусный», – был мой ответ.

Вахтёр, переговорив с кем-то по телефону, сообщил, что сейчас к нам выйдет отец Серафим. Священник старческого вида, с белой пышной бородой оказался архимандритом. Я представился. Мы поприветствовались. Он провёл нас в свой неподалёку находящийся кабинет, предложил присесть.

Отец Серафим – духовник Тбилисской семинарии и академии. У него несколько помощников. И они вместе, как я понял, выполняют функцию и кураторской службы. Учится в семинарии и академии 500 человек – парней и девушек. Заочного отделения нет. Кроме прочего, отец Серафим – патриарший наместник Светицховели в Мцхете, но об этом я узнал позже.

Насколько я понял из его слов, у них в другой части города реставрируется учебное здание 1909 года, где и храм свой будет, и аудитории, и всё необходимое. В какой-то момент в открытую дверь кабинета вошёл батюшка – беседа наша прервалась. Позже о. Серафим нам сказал, что это был ректор Гелатской академии протопресвитер Ираклий Ахаладзе. Мы продолжили наше общение.

Гелатская духовная академия – старейшее духовное учебное заведение Грузии, основана она была царём Давидом Строителем в 1106 году в Гелатском монастыре (в нескольких километрах от Кутаиси) и просуществовала до монгольского нашествия.

Рядом с академией – старый кафедральный собор Сиони, названный так в честь иерусалимской Сионской горы. Освящён он в честь Успения Божией Матери, как все Сионские соборы в Грузии. В нём хранится крест равноапостольной Нины. Сегодня дополнительно выполняет функции академического храма. Именно здесь происходит открытие учебного года (причём в Грузии это не первое, а четырнадцатое сентября, по старому стилю – первое). Традиционный молебен служил, когда был в силах, Патриарх Илия II.

От собора, проходя по пешеходной улочке Сиони, постепенно поднимаемся вверх. В одном месте половина улицы устлана разного вида коврами – магазин восточных товаров, такой вот маркетинговый ход. Чуть дальше ещё один магазин с подобной выставкой товара. А в том месте, где Сиони переходит в улицу Ираклия Второго, всё уличное пространство, кроме узкого проезда, загораживает открытая веранда кафе. Решили утолить жажду: кофе, минеральная вода. Приятно посидеть побеседовать, на людей поглядеть и на окружающую городскую «действительность». Стал накрапывать дождик.

4 ОКТЯБРЯ

По второму кругу

Светицховели посетили повторно. Поскольку будний день, многолюдство исчезло. Открытыми оказались ворота боковые. Мы через них и вошли, сократив путь до главных ворот.

Левый придел – в честь Николая Чудотворца. Святой Николай Двали проповедовал в Дагестане, на Северном Кавказе. Икона написана в 2020–2022 годах в Сергиевом Посаде. Об этом сообщил нам пожилой послушник Герасим. Он начинал в Герасимо-Бородинском монастыре, месяц жил в Ново-Афонской обители. Их там два грузина было.

Послушник Герасим рассказал нам давнишнюю историю, связанную с о. Серафимом (Чадиа). В молодости тот жил в Ленинграде и не сильно был воцерковлён. И всё сокрушался, что их, жителей Кавказа, местная милиция часто останавливала, проверяла документы и могла даже за перочинный ножик арестовать. И вот однажды идёт он по улице и видит: мужичок стоит – с топором. Мимо спокойно проходят милиционеры и не обращают на него никакого внимания. Опять внутренне возмутился будущий Серафим. А потом как-то зашёл в храм и увидел на стене изображение того самого мужичка и с удивлением рядом стоявшим сказал: «А я его недавно видел». Ему говорят: «Не может быть, он уже умер». – «Как умер, я его с топором на улице видел!» «Да это же Серафим Саровский!» – говорят ему. Вот каким образом иногда Господь отвечает на душевные терзания и чудодейственным способом укрепляет в вере.

Когда мы вышли из собора, во дворе стоял неновый, но солидный автомобиль, и кто-то из братии через открытое окно общался с сидевшим внутри. Что это архиерей, нам подсказал послушник Герасим. Тогда стало понятно, почему боковые ворота в крепостной стене были открыты – через них автомобиль въехал и позже на наших глазах выехал. Выходить нам пришлось уже другими воротами.

В Самтавро

Ещё раз заехали в Самтавро. Коля наконец-то встретился с монахиней Мартой. А я тем временем у маленькой церквушки Святой Нино совсем неожиданно повстречался с архиепископом. Подхожу – старец в телогрейке сидит на стуле. Думаю: «Местный». А рядом с ним сидевшая матушка стала подсказывать полушёпотом: «Владыка, владыка!» Подошёл к нему: «Благословите, владыка». Тот по-братски обнял. Мне подали стул, я сел. Долгонько и неспешно беседовали.

Архимандрит Трифон
и архиепископ Схалтский Спиридон

Улыбчивый архиепископ Схалтский Спиридон, область его служения – Горная Аджария, города Хуло, Шуахеви, Кеда. Это он мне сам пояснил. Я же спросил у него разрешение произнесённые им названия записывать, сославшись на то, что обилие новых грузинских слов создаёт в моей голове кашу.

Владыка на четыре года старше меня, окончил факультет кибернетики Тбилисского университета и там же аспирантуру. В 1980–1990-х годах активно участвовал в политике, работая в библиотеке Грузинской Патриархии. В 1990 году в праздник, что интересно, Вознесения Пресвятой Богородицы (у нас – Успение) был рукоположён в сан пресвитера и назначен настоятелем монастыря в Схалти. Позже стал епископом Схалтским, а в 2013-м возведён в достоинство архиепископа. Позднее вычитал, что во время воскресной проповеди в марте 2022 года владыка предсказал: «Украина, Белоруссия и Россия объединятся, будет образована одна Великая Святая Русь, затем в Грузии будет восстановлена монархия». И призвал молиться за то, чтобы украинцы и русские помирились и были вместе. Он также тогда заявил, что происходящее на Украине – это «наказание» Свыше за проведение гей-парадов в Киеве, который является «уделом Пресвятой Богородицы».

Этого ничего во время нашей беседы я ещё не знал. Но мне владыка сам сказал, что американскому президенту наши – грузинская, русская – культуры, традиции и национальные ценности не нужны. Ему важно, чтобы мы приняли гомосексуализм (термин не смягчал), – тогда мы будем им близкими. Путин – это национальный герой, твёрдо выступает против всего такого. Грузии и России надо быть вместе. Только так можно спастись.

Где служу, я владыке сообщил, когда представлялся. Он позже спросил, сколько мне лет. По-еврейски ответил ему вопросом: «А сколько дадите, владыко?» Дал лет шестьдесят. И фамилию потом зачем-то спросил.

Только теперь, пообщавшись с владыкой, мне стало ясно, кто мог быть тогда во дворе Светицховели в автомобиле – архиепископ Спиридон.

Неожиданная и удивительная встреча. Расставшись, я отправился в собор, попутно подойдя к девушкам, которые у алтарной стены, как выяснил, делали «инъекции» в швы между камнями для её защиты, чтобы влага не поступала вовнутрь. Ещё одна группа студенток-практиканток работала у бокового входа в храм. Помолился. Приложился к мощам старца.

В пещере Шио

На обратном пути решили заехать в ещё одну обитель – Шиомгвиме, что означает Пещера Шио. Шио Мгвимский – один из учеников Иоанна Зедазнийского, основал монастырь в 9 километрах от Мцхеты, на склоне горы. Всё началось традиционно – с пещеры в обрыве. Ископал преподобный колодец, в пещере прожил 15 лет, питаясь водой и просфорами.

Шио-Мгвимский мужской монастырь близ г. Мцхета

Монастырь располагается на склоне хребта уступами, и здания стоят, словно одно над другим. От шлагбаума идём пешком по мощёной, змеевидно поднимающейся дороге. Вдоль неё и в самом монастыре растут недавно посаженные, ухоженные жизнерадостные оливки, листочек к листочку. Даже деревья в почтенном возрасте (со слов послушника, 250, а то и 500 лет!) радуются жизни и стараются изо всех сил плодоносить. Как потом выяснили у послушника, за ними ухаживают, заботливо поливают. В разных местах монастыря видели работающих послушников, трудников.

Крестообразная церковь Иоанна Крестителя. Её первое здание сооружено было ещё при жизни Шио. Второй храм – Пресвятой Богородицы – построен около 1100 года Давидом Строителем. Монастырь нередко страдал от нашествия иноплеменников, был на грани уничтожения. Первоначально у Богородичной церкви имелся традиционный купол, который во время очередного средневекового нашествия разрушили. Восстановили храм в виде базилики. Кроме храмов, здесь, на высоте 750 м над уровнем моря, есть ещё братский корпус и несколько хозяйственных построек. Чуть в стороне – источник, а ещё небольшая церковь XII века высоко на скале. Вокруг в обрывах много пещер, которые служили кельями для подвижников, куда пищу подавали в корзине на канате. Но пещеры постепенно разрушаются. В августе нынешнего года на 200 метров выше обители обрушился скальный склон, в результате чего сошёл довольно масштабный оползень. Слава Богу, основная масса грунта и камней до обители не дошла, никаких повреждений не причинила, но весь монастырь засыпало слоем пыли.

Порядком и ухоженностью чаще всего отличаются женские обители. Но Шиомгвиме – монастырь мужской – производит очень приятное впечатление, видна заботливая рука. Традиционно фотографируемся.

5 ОКТЯБРЯ

Снова в Тбилиси

На канатной дороге мы уже побывали, теперь предстояло прокатиться и на фуникулёре. Мы снова втроём: Коля, Гуся и я. Всего один о двух рельсах путь, по которому в противоположных направлениях курсируют одновременно два вагончика, похожих на трамвайчики. Перепад высот – 235 м, длина пути – почти полкилометра. В один вагон помещается 60 пассажиров (для сидения – 18 мест). Станция верхняя – на горе Мтацманда – 727 м над уровнем моря. Доверху мы не доехали, вышли на промежуточной станции и проследовали пешком к пантеону «Мтацминда».

Старинный храм Давида Гареджийского (Мамадавити). Именно здесь в пещере он и начинал свои подвиги на Грузинской земле, благовествуя об уготованном для всех спасении во Иисусе Христе.

После случая оклеветания преподобного молодой непраздной женщиной подвижник испросил у Бога источник чудодейственной воды, имеющей целебную силу, в особенности для жаждущих чадородия неплодных женщин. Надо сказать, и до нашего времени помогает источник бездетным паломницам. Позже эта гора получила название Святой горы – Мтацминда. И связь со Святой Горой Афоном была непосредственной, так как в IX веке здесь было подворье Иверского Афонского монастыря с церковью Божией Матери. В конце XIX века по инициативе Общества по распространению грамотности среди грузин возникла идея создания пантеона писателей и общественных деятелей. И рядом с храмом нашли своё упокоение князья, государственные деятели, духовенство, литераторы, представители науки и искусства, другие доблестные сыны Грузии. Часть дореволюционных захоронений находится в самом храме.

Осмотревшись в храме, помолились. Сидя на лавке у окна, наблюдал, как вошла группа старшеклассников, в основном мальчики, и как они ставили не торопясь свечи, крестились. Вели себя они без суеты – видимо, это была экскурсия из школы. Приятно было видеть, что молодёжь пытаются приобщать к духовным началам.

Ещё разглядывая окрестности со смотровой площадки, видел, как по наклонной дороге неторопливо поднимается небольшая группа паломниц во главе с батюшкой в рясе, с крестом и фиолетовой скуфейкой на голове. Тогда ещё про себя отметил: «Вроде такого, как у меня, живота нет, а идёт тяжеловато».

В церковном дворе у небольшого храма, где находится источник, мы стали, как в книгах пишут, невольными свидетелями такой картины: один из будущих наших экскурсоводов (Дима, мужчина за сорок, с ним уже договорились) вовсю распекал того, с трудом поднимавшегося, батюшку с его матушками. Постепенно стало ясно, что женщин заподозрили в том, что они без благословения дерзнули погрузиться в целебную воду. Соответственно, на пол пролилась вода, а ему вести сюда экскурсантов, то есть нас.

Батюшка, не выказывая волнения, спокойно пояснил, что с тем, с кем надо было, они разговаривали и им дали благословение. Но не так просто остановить разгорячённого коня! Все общались по-русски, как вдруг одна из женщин – видимо, решила переговорам придать международный статус – стала извиняться на английском. Ещё более возмутился Димитрий: «Родственникам своим будешь на английском объяснять!» При этом в руках у него была уже тряпка и синий пластиковый тазик – через мгновение тазик полетел в сторону, на газон. Бормоча, хотя слов было и не разобрать, он продолжил уборку.

До того как незадачливые паломники успели исчезнуть, Дима таки громко и чётко, с поклоном испросил у них прощения. Знает, выходит, свою слабость, а справиться с ней не получается. Помоги ему, Господи. Осуждения нет. Жизнь. Мы же эти, как их, православные.

Димитрий провёл нас по всему погосту. В настоящее время на территории пантеона имеются 54 захоронения известных общественных деятелей и писателей, в том числе первого президента Грузии Звиада Гамсахурдия. А вот некоторых коммунистических деятелей, похороненных ранее в пантеоне, перезахоронили на других городских кладбищах.

Тут же находится могила матери Иосифа Сталина – Екатерины Геладзе-Джугашвили. Накануне вечером мы дома смотрели фильм «Отец солдата» с Серго Закариадзе в главной роли, а тут мы оказались прямо у места его упокоения. Троих, покоящихся здесь, Грузинская Церковь причислила к лику святых: праведного Илию Чавчавадзе, святого Эвктиме Такаишвили, Божьего человека, и святого Димитрия Кипиани.

Каким образом мы с Димитрием в беседе вышли на тему взаимоотношений Грузии и России, не припомню, но как-то между прочим он высказался, что, мол, Грузия никогда не отходила от России после Георгиевского трактата. Реакция в голове моей была быстрой: «Ага, особенно “не отошли” в последние десятилетия». Памятуя случай, свидетелями которого мы только что были, мысль эту воплощать в слова воздержался. У него сидит обида, что Россия не исполнила полностью Георгиевский тот договор и вдобавок «забрали» мы у них Абхазию и Южную Осетию. Меньше всего хотелось словесной перепалки, но, с другой стороны, только виновато поддакивать тоже не есть хорошо. «Озарило» спросить его:

– А чьи были бы Абхазия и Южная Осетия, если бы Грузия не отошла от России?

Ответ Димитрия был чётким и однозначным:

– Грузинскими!

– Ну вот видишь! Сам говоришь.

Спора, слава Богу, удалось избежать.

В какой-то момент наша небольшая экскурсионная группа в узком месте стала пробираться сквозь плотную толпу школьников. Среди них была и пожилая учительница маленького роста. «Гамарджоба», – обратился я к ней и после её приветствия по-русски спросил, извинившись, говорят ли их дети на русском языке. «Нет». – «А по-английски?» «Говорят, как мы по-русски», – сказала она. Вот так вот, нынешняя грузинская молодёжь русского языка не знает… Поблагодарил её и ещё раз извинился.

Около храма Преподобного Давида изначально хоронили монахов. Первым нерядовым знаменательным захоронением на этом погосте стало погребение в 1829 году известного русского поэта, прозаика, драматурга, лингвиста, историка, востоковеда, пианиста, композитора и дипломата Александра Грибоедова.

Усыпальница Грибоедова и его жены около храма Преподобного Давида

О нём и его супруге Нино рассказал нам Отари Гагуа – невысокого роста, в лёгкой курточке и потёртой шляпке типа трилби обходительный мужичок. Речь его была негромкой, неспешной, обстоятельной и подтверждённой фактами. Он нам поведал историю семьи Грибоедова: горе от ума и горе от любви. 30 января 1829 года в Тегеране толпа из тысяч религиозных фанатиков перебила всех находившихся в русском посольстве, погиб и Александр Грибоедов. По просьбе вдовы писателя Нино Чавчавадзе его похоронил здесь – в гроте под церковью Святого Давида. Княжна пожертвовала большую сумму денег. После кончины её саму погребли рядом с супругом. Отари открыл нам замок в ограде грота, и мы смогли войти внутрь. Надгробие Грибоедова венчает памятник в виде плачущей вдовы, обнявшей крест с распятием Господа Иисуса Христа, а на могильной плите выбиты строки: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя!» Известно, что летом 1830 года на могиле Грибоедова побывал Александр Пушкин. Годом ранее, в 1829-м, во время военного похода путешествуя в Арзрум, он, как сам пишет об этом в путевом очерке, на горном перевале у армянского села Гаргар встретил арбу с телом Грибоедова.

Возвращались мы тем же путём, что и пришли, но только уже не спускались, а поднимались – и потому для некоторых, то бишь для меня, продвижение явилось более энергозатратным и с остановками «на подышать». Зато снова прокатились на фуникулёре.

Вернулись домой, собаки радостно встречали. Аня в малой спальне – моём обиталище – прорисовывала на противоположной от двери стене величественный пейзаж с Гергетис Цминда Самеба – церковью Пресвятой Троицы на горе у Гергети. Самый первый храм, который я посетил в Грузии.

Кафедральный собор

Не могли мы не побывать в кафедральном соборе Пресвятой Троицы (Цминда Самеба). Сооружать его начали в 1995-м. По завершении строительства сюда из Сиони была переведена кафедра Католикоса Грузии – и это теперь главный грузинский храм, как у нас в Москве Храм Христа Спасителя. До этого на грузинских храмах никогда не золотили крыши и купола. Тонкая замысловатая резьба по камню. А внутренний интерьер выполнен непонятно в каком стиле – как-то даже немного неуютно себя чувствуешь. Обратил внимание, что в Грузии вместо паникадил и хоросов часто используют большие хрустальные люстры.

10-престольный кафедральный собор Цминда Самеба в Тбилиси

В 2004 г. чин освящения совершил Илия II. Но комплекс Цминда Самеба – это не только собор, но и пафосные входные врата с Иверской церковью над ними, стоящая отдельно колокольня, резиденция Католикоса плюс девять часовен, пять из которых под землёй. В последние годы вдоль аллеи, ведущей к собору, установлены увенчанные крестами высокие каменные столбы, украшенные орнаментами и изображениями грузинских святых.

В интернет-СМИ остался шлейф скандала, связанного со строительством храмового комплекса. Выделенная территория частично затронула участок земли старинного армянского кладбища Ходжванк (XVII в.), к которому, как пишут, «было проявлено скандальное неуважение»: в процессе строительства многие погребения и надгробия выбросили, а найденные человеческие останки не были перезахоронены. Это вызвало волну возмущения как у армянской диаспоры, живущей на территории Грузии, так и у жителей Армении.

В тот же вечер, когда совсем стемнело, посетили мы и метехский храм в честь Успения Пресвятой Богородицы (XIII в.). Он расположен на крутом берегу Куры. Когда вошли, оказались словно в простом деревенском храме. Никакой претензии на значительность, а ведь практически это центр Тбилиси, да и снаружи – величавое архитектурное сооружение. Где-то поблизости в древности стоял царский дворец, окружённый крепостными укреплениями. А сейчас в вечерней мгле над простором, открывающимся со скалы, высится мощная конная фигура основателя города царя Вахтанга Горгасали.

6 ОКТЯБРЯ

Уплисцихе. Пещерный город

Традиционный подъём по-тбилисски – не рано. На веранде первого этажа соседнего дома дочь Мананы (работает декоратором) доделывает из папье-маше голову типичного грузина с большими усищами для праздника урожая – он побывает в разных местах Иверии. Ртвели – праздник сбора винограда – многодневный, не привязанный к календарной дате, но зависящий от времени сбора урожая винограда в конкретном регионе Грузии.

Голова типичного грузина из папье-маше для праздника урожая

Праздник семейный, на него приезжают все родственники семьи виноделов. Собирают ягоды с раннего утра и до вечера. Их давят либо ногами в больших чанах, либо в специальных давилках. Естественно, каждый вечер этого многодневного праздника сопровождается застольями с исполнением народных песен, танцев, многоголосым пением.

Нынче у нас важное событие – освящение жилья. Коля ещё в Краснодаре просил об этом, потому всё необходимое я взял с собой. Единственное, что сразу не приготовил, – крестики-голгофы, размещаемые на четырёх сторонах внутри дома. Сейчас их делают на клеевой основе: отнимаешь бумажную подкладку и клеишь куда тебе надо. Помню, как во время оно каждую голгофу карандашом вырисовывал. А тут Аня таки художник. Коля обеспечил воскурение благовонием – ладаном. Георгий святую воду носил. За что время от времени и получал дополнительную порцию окропления.

Затем был выезд нашей группы в Уплисцихе. Примерно два часа езды. Автостоянка. Административное здание. Касса. Туалеты. Сувениры. На территории Грузии, кроме Уплисцихе, есть и другие пещерные города, но этот самый старый из них.

Нам выдали в сопровождение, естественно не бесплатно, аудиогиды. Посетителей много. Сказать честно, загруз информацией за прошедшие дни был столь велик, что мозг мой здесь, на городище, словно включал какой-то фильтр, чтоб не перегреться. К тому же одно дело – христианская история, а тут тебе – информация про события за тысячелетие до Рождества Христова. Глядел по сторонам. Ящерицы снуют по камням и скалам, на время замирают, словно для того, чтобы подзарядить солнечные батареи, и снова – вперёд; одна из них довольно большого размера.

Шаг за шагом, не торопясь, под хорошо разогретым солнцем (вторая половина дня), не без одышки, я старался сильно не отставать, но и при всяком удобном случае пытался передохнуть. Нам в помощь был освежавший силы небольшой ветерок. Наша мужественная мама Эля при поддержке Даниила одну треть с палочкой преодолела. На лице её невозможно было увидеть ничего, кроме спокойствия. Мне, признаться, становилось неловко, глядя на неё.

Город в скалах из 700 гротов появился ещё до нашей эры, и не всё сохранилось до нашего времени. К XIX веку город полностью скрылся под толщей песка, и только к середине прошлого столетия его раскопали и снова сделали доступным для туристов. Сейчас Уплисцихе насчитывает 150 пещер, которые занимают в целом 4 квадратных километра.

Вид с горы открывается прекрасный.

Гори

От Уплисцихе до Гори около 10 км. Уже темнело, но решили заехать, пусть даже музей Сталина и закрыт. В темноте с огнями Гори производит впечатление большого города. Но население всего 50 тысяч человек. Здесь всегда бывает много туристов.

Музей внешне выглядит, особенно с подсветкой, роскошно, можно сказать, по-имперски: внушительные размеры, аркада, двойная колоннада, резьба по камню. По периметру площади – замысловатые светильники с национальным орнаментом. Рядом под саркофагом – дом, в котором жила семья, с другой стороны музейного здания на рельсах – железнодорожный бронированный вагон, в котором вождь ездил по стране (видимо, один из таковых). Напротив главного фасада – небольшой памятник Иосифу Сталину (другой, у мэрии, снесён).

Музей Сталина «выглядит, можно сказать, по-имперски»

Гори – родина и других выдающихся деятелей науки, культуры и спорта. Достаточно назвать тех, кто на слуху: композитор Вано Мурадели (1908–1970), философ Мераб Мамардашвили (1930–1990), революционер Камо – Симон Аршаки Тер-Петросян (1882–1922).

7 ОКТЯБРЯ

Возвращение домой

Мы снова на Военно-Грузинской дороге. И вскоре трасса подводит нас к единственному, именно на этой дороге сохранившемуся памятнику юбилею Георгиевского договора. Останавливаемся у смотровой площадки. Отсюда с головокружительной высоты открывается величественный вид на окрестности и на огромное полукруглое каменно-бетонное сооружение – Арку Дружбы. Возвели её в 1983 году в честь двухсотлетия Георгиевского трактата (1783 г.) и сплочённо-нерушимой дружбы между советскими Грузией и Россией.

Собственно, в том же 1783 году и началось строительство этой Военно-Грузинской дороги, вдоль которой было сооружено несколько укреплений, в том числе крепость Владикавказ.

Вспоминается, что было ранее. После падения Константинополя в 1453 году, а также распада единого Грузинского царства Грузия оказалась отрезана от всего христианского мира, а несколько позже фактически поделена между Турцией (Османская империя) и Персией (Сефевидское государство) и выживала, лавируя между этими двумя государствами. Ей удавалось добиваться приемлемого, а иногда даже привилегированного положения в составе этих государств, но религиозный барьер был непреодолимым препятствием для окончательной интеграции. В это время постепенно сформировалась надежда на помощь России. Попытки сближения имели место ещё в XVII веке, но без серьёзных последствий. Первая реальная попытка долговременного союза с Россией произошла в эпоху Петра I. Всё это отражено на мозаической панораме, которой украшен памятник. Выкладывали её грузинские художники. Панорама рассказывает о породнении двух братских народов, которое спасло грузин от физического уничтожения.

Иосиф Нонешвили писал:

Здесь мой прадед грузин проходил, огибая Казбек,
Путь к народу России любовью своей открывая,
И не только в горах – в каждом сердце грузинском навек
Пролегла, словно радуга, эта дорога живая.

* * *

(Ещё о Тбилиси – вставить в текст). В переводе это Тёплый город. По легенде, здесь царь Вахтанг заметил, как сокол ранил фазана и тот упал. Но, выпив из родника, фазан выздоровел. Вахтанг решил, что это знак Свыше. И велел основать при родниках город. Название дали Тёплый город, т.е. Тбилиси.

Евгений Евтушенко в стихотворении «Мой Тбилиси» написал:

 О город мой, хинкальными дымящий,
Немножко сумасшедший и домашний,
Дай после смерти мне такое счастье
Стать навсегда твоею тенью, частью…
В Тбилиси есть особенная прелесть.
На этот город звёзды засмотрелись.
Не знаю, как по поводу такого счастья – стать тенью города после смерти, но…
(Здесь незаконченная рукопись обрывается)

В публикации использованы фото
о. Трифона, Николая и Анны Мгебришвили

(Здесь незаконченная рукопись обрывается)

 

В публикации использованы фото о. Трифона, Николая и Анны Мгебришвили.

 

 

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий