Молитвой и заботой

Уважаемая редакция газеты «Вера»! Хочу поделиться с читателями своей историей, что случилась в конце минувшего года. Она о том, как помогает Господь в трудную минуту. Может быть, мой опыт кого-то укрепит, внушит надежду на то, что Господь не оставляет. Надо только крепко верить.

* * *

Случилось это 14 декабря. В половине пятого утра мой муж Александр потерял сознание и упал с высоты своего роста лицом вниз. Первым на помощь прибежал его крестник Саша. Мы смогли перевернуть мужа и умыть от крови. Я протёрла голову и лицо крещенской водой, и муж сразу пришёл в себя и открыл глаза. К приезду врачей он уже говорил. Потребовалась помощь мужчин, чтоб вынести его со второго этажа до машины. Позвонила соседям, Николаю Чипсанову и Виталию Дуркину, они пришли сразу, хотя было раннее утро. В пять часов утра я позвонила священникам, рассказала о своей беде, попросила батюшек молиться о болящем Александре: игумена Игнатия (Бакаева), нашего усть-цилемского батюшку Виталия Соловьёва и других знакомых отцов. Молились даже на Филиппинах – там несёт послушание иеромонах Алексий (Лапшин), некоторое время служивший в нашем селе Усть-Цильма. Попросила молитв и у насельниц Вятского Преображенского монастыря – игумении Софии с сёстрами, с ними мы давно дружим.

Три дня коллектив реанимации Усть-Цилемской районной больницы боролся за жизнь Александра. Состояние его ухудшалось. Было принято решение отправить его санзаданием, на самолёте, в Республиканскую больницу, и 17 декабря он поступил в нейрохирургическое отделение. Установили точный диагноз, нужна была срочная операция, но обнаружили ещё и заболевание сердца. Заведующий отделением хирург Александр Сергеевич Лебедев и его коллеги четыре дня собирали консилиум – так долго пришлось взвешивать все за и против, ведь жизнь мужа была на волоске, он мог скончаться на операционном столе. И всё же было принято решение делать трепанацию черепа. Меня срочно вызвали в Сыктывкар ухаживать за мужем.

Выехать из Усть-Цильмы оказалось нелегко. Билетов нет, пришлось ехать на машине через Печору. А река широченная! И лёд всего 18 см вместо 30, зима тёплая. Думала, вообще не проедем. Только и молились: «Господи, перенеси нашу машину!» И Николе молились. В это время благочинный отец Пётр должен был из Усинска выехать в Нерицу, он там строит церковь в честь св. Виктора (Островидова), так его машину не пропустили через Печору.

Переправа через Печору

Приехала я накануне операции вечером. Утром пошла в Свято-Вознесенский храм помолиться о благополучном исходе. И снова Господь помог через добрых людей. Я ведь уже сутки ничего не ела, с тех пор как из дома выехала. В городе ничего не знаю, устроилась в общежитии и спать легла, утром скорей в храм… А в храме этом у меня есть знакомые – швея Лидия Алексеевна Михеева и её дочь Марина. Они пригласили меня в трапезную пообедать. Я даже расплакалась – тарелка супа, каша и чай показались мне райской едой.

А до операции, когда муж только поступил в Республиканскую больницу и был лежачим, требовались средства гигиены – памперсы и влажные салфетки. Я позвонила из Усть-Цильмы в Сыктывкарскую епархию священнику Иоанну Коюшеву, он дал мне номер телефона Светланы Анатольевны Давыдовой из социальной службы при епархии (о С. Давыдовой «Вера» рассказывала в материале «Воспринять чужую боль», № 795, январь 2018 г. – Ред.). Созвонилась – и сразу было привезено в больницу всё, что нужно. И даже волонтёров хотели прислать для ухода, но я отказалась. Когда я позже зашла к Светлане Анатольевне, чтобы поблагодарить, она попросила передать людям такую информацию: если кому-то понадобится помощь в такой же ситуации, как наша, можно обратиться в Сыктывкарскую епархию по телефону 8 904 102 38 38. Это номер Светланы Анатольевны.

Ещё мы столкнулись с такой проблемой: нужно было срочно приобрести для мужа эластичные гольфы, иначе во время операции полопались бы сосуды, как объяснили врачи. Звоню крестнице Александра Ирине, прошу купить бинты 2-го размера и привезти крёстному в больницу. Она сама уже полгода в больнице, но вышла ненадолго, стала искать бинты – а нужного размера нет. Объездила полгорода, но нашла и успела до операции привезти их Александру.

Помощь оказало и Общество инвалидов Республики Коми и лично Маргарита Михайловна Колпащикова, выделив индивидуальные средства по уходу за больным.

Операция длилась шесть часов и – слава Богу! – прошла хорошо. Спаси Господи врачей и всех наших молитвенников, помощников! В один из дней, незадолго до Рождества Христова, неожиданно в больницу приехал игумен Игнатий. Мы с ним давно уже знакомы, ещё в Максаковку к нему ездили. Мы с Александром никак не ожидали. А тут ещё из операционной молодого человека спустили, он и его пособоровал и причастил, и моего Александра. Я подпевала как могла. Такая вот у нас служба была в палате. Сёстры заглядывают, не понимают, что там за песни поют…

Потихоньку поднимаем на ноги мужа. Врач после операции мне сказал, что левая рука и левая нога не будут работать. «Будет он у вас, как бы это сказать…» «Блаженный?» – подсказываю. «Да, блаженный». Ладно, говорю, блаженный так блаженный. Он лежал, а я всё читала Псалтирь. Как глаза откроет – с ложечки святую воду даю. Врачи-то наблюдали за ним и удивлялись, что процесс выздоровления идёт не так, как они ожидали. Думали, что так и выпишут его, наполовину недвижимого, а теперь и рука поднимается, и ходить заново учимся. Хирург, что операцию делал, увидел нас в коридоре и сказал: «Какая у вас, Александр Ильич, замечательная жена!» Он, наверно, думал, что это благодаря моему уходу такие хорошие результаты. А это вовсе не я – это Господь. Ему честь и слава во веки.

Надежда Хаботина,

с. Усть-Цильма

 Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий